Категории раздела

Мои статьи [125]
Все мои статьи, автобиографические заметки, описание всех периодов жизни
История авиации Уральска [27]
В данной категории предполагается размещать все материалы по истории возникновения и развития авиации в Уральске
Статьи друзей [112]
В этой категории планируется размещение статей моих друзей и знакомых
Личная жизнь [18]
Размышления и документы жизни автора. Экономический анализ бюджета семьи и другие личные и интимные подробности жизни.
Страницы Павла Ерошенко. Статьи, стихи, лирика, видео [8]
Материалы нашего земляка, военного лётчика Павла Ерошенко
Вячеслав Фалилеев. Размышления о бытии и сознании. [7]
Статьи нашего однокурсника, кандидата философских наук и автора многочисленных монографий по психологии и философии В.Фалилеева.
Иосиф Пинский. Жизнь в двух измерениях. [3]
Статьи нашего однокурсника И.Пинского о его жизни в СССР и США.
Анатолий Блинцов. Волны памяти [38]
Статьи нашего земляка из Бурлина А.Блинцова
Материалы братьев Калиниченко [25]
Политические обозрения, критика, проза, стихи
Полтавцы [45]
Материалы о моём друге детства Николае Полтавце и его семье
А.С. Пелипец и его потомки [12]
Воспоминания нашего земляка, военного лётчика - Пелипец Александра Семёновича. Статьи друзей и родственников
Новые "Повести Белкина" [31]
Категория статей пилота Уральского аэропорта В.Белкина
Аркадий Пиунов [7]
Материалы старейшего пилота нашего предприятия А.Пиунова
Аркадий Третьяк, о жизни [3]
В этой категории мой однокурсник А. Третьяк публикует свои воспоминания
Владимир Калюжный. Молодость моя - авиация [28]
Михаил Раков [3]
Воспоминания об авиации и, вообще, о жизни
Валерий Стешенко [4]
Полковник от авиации
Герои - авиаторы Казахстана [30]
Биографические очерки о выдающихся авиаторах Казахстана
Любовь Токарчук [7]
Ухабы жизни нашего поколения
Ирина Гибшер-Титова [3]
Материалы старейшего работника нашего авиапредприятия
Надя [8]
Материалы нашей мамки - Нади
Валентин Петренко [6]
Бывших лётчиков не бывает
Николай Чернопятов [3]
Активный "динозавр" авиации

НОВОЕ

ВХОД

Привет: Гость

Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь! РЕГИСТРАЦИЯ очень простая, стандартная и даёт доступ ко всем материалам сайта.

Найти на сайте

Архив записей

Открыть архив

Друзья сайта

Статистика





Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Облако тегов

Назарбаев религия Колесников Валерий Ольга Лисютина украина классы казахский язык латиница Жанаузень марченко пенсия ленин коммунизм масон donguluk уральск Колесников Валерий Николаевич аэропорт 航空 Уральский объединённый авиаотряд Уральский филиал Казаэронавигация Maxim Бурлин Уральский авиаотряд תעופה קזחסטאן Рижский институт ГА Казаэронавигация казахстан Бурлинская средняя школа maxim kz Рижский институт инженеров ГА рига Бурлинская школа авиация תעופ нью-йорк Казаэронав Павел Ярошенко Чаунское авиапредприятие Башмаков Олег Лётное училище РКИИГА Примаков Сергей Тищенко Виталий МЭИ ульяновск Виктор Натокин Пинский Иосиф Олег Башмаков Вячеслав Фалилеев Николай Полтавец Калюжный Геннадий Полтавец колесников политика идеология сша бобруйск Бронкс певек Советский Союз выборы Президент Анатолий Блинцов германия Сергей Примаков КОБ Блинцов Маренков Анатолий Кассель Уральский Аэропорт Рахимов Мамаджон Аэропорт Уральск ташкент узбекистан Бад Вильдунген Л-410 Александр Семёнович Пелипец израиль философия Алексей Сербский актюбинск Калиниченко Марксизм Михаил Калиниченко салоники россия Алма-Ата Ерошенко Павел Валерий Белкин Красный Кут маркс афанасьев Коробков Кашинцев Бог урал белоруссия авиационно-химические работы эволюция человека путин Социализм Фурманово Природа Свобода оренбург Новая земля Николай Путилин ОрПИ ВОв 137 ЛО война шевченко Александр Коновалов штурмовик Пелипец ил-2 Амангалиев Валерий Колесников москва экология североморск Владимир Калюжный АН-2 ваз Уральское авиапредприятие симферополь безопасность полётов 137 лётный отряд Гурьев Рыбалка Индер ранний Леонид Овечкин ПАНХ Новый Узень кустанай Джаныбек совхоз Пугачёвский кульсары Олег Амангалиев Пётр Литвяков АХР Игорь Ставенчук Макарыч Николай Сухомлинов смирнов дефолиация Западно-Казахстанская область Михаил Захаров Джизак Дмитрий Сацкий Молотков АГАПОВ Пиунов Карачаганак Павел Шуков Коробков М.Е. Новенький Иртек Павел Юдковский Аркадий Пиунов Бейнеу доходы Капустин Яр расходы Джангала Анатолий Чуриков Иван Бадингер Новая Казанка песчанка аксай Надежда Тузова кравченко Пётр Кузнецов Валентин Петренко Николай Строганов Канай тольятти Рысачок Гидропресс апа АТБ Амангалиев О.И. пожар двигателя Як-12 Пугачёвский КДП капитан УТР Сергей Бормотин дача тарабрин Гидлевская Сталин литва Райгородок Анатолий Шевченко охота аэрофлот Сайгак гсм Лоенко Ленинград Кёльн Павел Калиниченко Мангышлак самолёт христианство бесбармак санитарное задание Полтавец Николай Овчинников белкин Николай Корсунов африка Беркут Ноутбук Омега брест Брыжин латвия анадырь Аппапельгино камчатка Прейли Унжаков Валерий Унжакова Оксана Чаунский ОАО Якутск чубайс ельцин Гайдар зко архангельск малиновский Нестулеев пятигорск Анатолий Нестулеев маи Виктор Рябченко пожар Алексей Былинин Алтунин митрофанов Александр Тихонов таллин Владимир Скиданов гриценко самара Польша евдокимов Академия Жуковского петренко Наурзалиев родин Н. Полтавец са ядерный полигон Отдел перевозок герой Кузнецов Стешенко В.Н. Бжезинский Олбрайт свердловск павлодар академия им. Жуковского Знамя победы рейхстаг киев варшава Кантария Ковалёв Александр Леонтьевич Орден Славы АиРЭО караганда металлист Перепёлкин семейный бюджет джезказган База ЭРТОС Владимир Капустин берлин Бурдин Лиховидов слон Хрущёв сочи вселенная экибастуз крым байконур парашют владивосток орал Заяц котов Яков Сегал петухово
Суббота, 19.08.2017, 12.12.05
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Колесников - Donguluk, или жизнь простого человека

Каталог статей


Главная » Статьи » Полтавцы

Завод «Гидропресс»

 После того, как я не поступил в Москве  в 1968 году в институт, я приехал в город Оренбург, с целью подготовиться и поступить в Оренбургский политехнический институт. Мне уже был  21 год. Чувствовал я себя не совсем уютно по той причине, что с самого раннего детства я был воспитан так, что если не получу высшего образование, то жизнь явно не удалась. В таком ключе меня воспитали родители. Оба моих брата, Геннадий и Владимир, уже окончили МАИ. Учиться в  МАИ мне оказалось нельзя по состоянию здоровья. Было очевидно, что после комиссации по здоровью, путь туда мне не заказан. Я, к сожалению, не мог этого предполагать, но даже в этом случае, сделать ничего не мог.

Около месяца  из-за пресловутой секретности моё лечение шло «никак». Улучшений не было, и я уже стал падать духом. Думал,  неужели вот такое мое состояние будет всю жизнь. Вряд ли я смогу тогда не только учиться, но и работать вообще. Я все это высказал врачу и упомянул ему про то, что в армии подвергся облучению. Врач несколько заинтересовался и после непродолжительной беседы, узнав, откуда я, он выматерился и сказал: «Не волнуйся солдат, все будет нормально». Как-то кардинально поменяли лечение и через две недели, я стал себя чувствовать лучше. Возник вопрос о выписке, однако с Уральска пришло какие-то документы, в их суть меня посвящать не стали.

То, что со мной делали после облучения, описать трудно. Организована был такая травля, что создавалось впечатление, что меня просто хотят уничтожить. Факт облучения не был нужен никому,  начиная от адмирала и кончая командиром роты. Поэтому и «давили» со всех сторон. Почему не додавили? Всех их ввел в заблуждение мой внешний вид. Я никак не выглядел на  сильного физически и морально солдата. Так рохля какая-то, ткни его пальцем он и  развалится. О том, что у меня два спортивных разряда по волейболу и толканию ядра,  в моём личном деле было. Третий разряд. Фи! Какая невидаль.  Да тут у нас есть ребята и с первыми разрядами, и ничего справляемся. Не верь бумагам, в них может быть написано не все. Я выполнял по многим видам спорта третий разряд. Просто не участвовал в соревнованиях. Вот виды спорта, которыми я занимался: баскетбол, хоккей, гандбол, лыжи, настольный теннис, шахматы, борьба, бокс, бег на средние дистанции, прыжки в высоту, метание гранаты, метание копья и диска, штанга, плавание, футбол, стрельба, то есть практически все виды, не требующие сложного инвентаря.

В то же время, еще в школе, благодаря моей высокоразвитой гражданской позиции, были вынуждены оставить свои рабочие места директор школы и заведующий районо, поступившие откровенно подло со мной и моим другом Колей Путилиным. Если бы я знал, сколько это будет  стоить мне нервов и здоровья, я бы никогда не пошел на это. После всей этой борьбы я получил диплом 1 степени и огромный опыт умения вести борьбу с высоким начальством. Мне абсолютно не жалко не Славку Шекилева, Павлика Подольного. Славка учился в параллельном со мной классе. Было только жалко сестру Славы - Лилю, говорят, что после всего этого, она попала в психиатрическую больницу. Лиля была красивая девушка, а перед красивыми девушками, я всю жизнь снимал и снимаю шляпу.

Возникает  вопрос, почему же я не развивался дальше, но судьба распорядилась так, что применить полученные спортивные навыки я уже не мог. После скандала в школе, никто серьёзно уже не воспринимал мои спортивные достижения, относились настороженно, во избежание возможных конфликтных ситуаций, на соревнования не посылали.  Призвали меня осенью, пока проходили курс молодого бойца, нас успели использовать на стройке в Мурманске, в качестве рабочей силы по уборке  мусора на стройках, да и не было таких случаев, чтобы из стройбата выходили профессиональные спортсмены.

Вот, не зная всего этого, старослужащие и стали на меня давить. Первое, что предприняли «горе-командиры»,  стали меня провоцировать на драку. Я это терпел, терпел, потом мне надоело. Я собрал этих  драчунов и заявил: «Имейте в виду, я гладить не буду, буду бить и очень больно, а что бы Вы не сомневались, показываю всего один раз». Беру стул, ударом ладони ломаю на нем ножку, и комментирую это таким образом: «Я не думаю, что ваши кости  крепче ножки этого стула. Желающие провести испытания имеются»? Вижу в глазах страх, что и надо мне было. Сразу же провокаторы испугались и оставили меня в покое.

Нагрубил я еще командиру, он меня «упрятал» на пять суток гауптвахты. Это когда после часовой нотации, я ему заявил: «Майор, нет ли у Вас желания, заменить одну большую звезду на четыре маленьких»? Он  от такой наглости солдата, он побелел, вот и вкатил все, что мог по максимуму. Как я потом с этого выкарабкался,  я описал уже в своих воспоминаниях. Почему я это ему заявил, он начал со мной «торговаться». Мол,  ничего не было, ты возвращаешься служить на точку, факт облучения «замнём». Я ему говорю, что самочувствие у меня очень плохое, а он мне:  «Претворяешься». Я перед этим ему сказал, что  не собираюсь «сачковать» от армии, подлечите в госпитале, я буду и хочу служить на точке.

Перед отправкой ко мне подходил начальник участка, старший лейтенант, и предлагал, должность мастера, а это 300 руб. в месяц, где бы я тогда в армии столько заработал? Я согласился, только сказал, что только простуду вылечу. Да сапоги пришлют мне, а то в этих дырявых сапогах, которые сапожник устал  латать, я снова простыну. С сапогами я решу, ответил он, а заболевание давай лечи. Я же не знал, что у меня не простуда, что простуда, это одно, а меня начинают «колбасить» последствия облучения.

Вроде как пишу про завод, а все равно перехожу на армию. Так никогда бы я не оказался в Оренбурге, если бы не заболел в армии и не служил на Новой Земле. Просто бы поступил в Московский станкостроительный институт. Это Гена не среагировал на заявление врача-еврея: «Он все равно не будет учиться, я добьюсь его исключения». Поэтому я и не готовился к экзаменам, а в результате недобрал баллов при поступлении. После этого я взял документы и поехал в город Оренбург, но там мне декан Всеволод Александрович Давыдов в приеме отказал, мол, у нас проходной бал выше, нежели в «СтанкИне», на мое же пояснение, что это же Москва, он никак не отреагировал.

Тем не менее, мечту поступить и окончить ВУЗ я не оставил. Для этого я через месяц приехал в город Оренбург и устроился работать на завод «Гидропресс». Так как у меня не было специальности, то оформили меня стропальщиком, чтобы платить зарплату. Около 80 рублей в месяц. Стропальщиками мы не работали, учились. Процесс  учебы был рассчитан на 6 месяцев. Половина дня теория, вторая половина дня практика. Для проведения этого процесса, на заводе существовал отдел по подготовке рабочих. Теорию читали нам грамотные специалисты и очень доходчиво. Позже, уже в институте, я редко встречал преподавателей,  которые  умели все так понятно объяснять. Надо учесть, что многие ученики имели восьмилетнее образование, а имевшие десятилетние, особо глубокими знаниями не блистали. Хорошо учившиеся в школе ребята и девчата уже сумели поступить в ВУЗы или техникумы. Я и еще несколько человек были исключением из правил, наши знания были несколько выше остальных, а преподаватели равнялись на основную массу.  Дисциплина на занятиях была отличная. Мы уже люди взрослые и понимали, все, что здесь нам читают, надо для работы. Учеба мне давалась легко, наставника мне назначили Николая Култаева, работал я инструментальном цехе. Для него была выделена территория в механическом цехе. Начальником был Иванов Григорий Иванович. Надо отдать должное, что руководители инструментальных цехов по уровню своей квалификации, стояли выше других начальников. Иванов Г.И. потом работал директором станкостроительного завода. Пришедший после него Виктор Петрович Булгаков, сейчас работает директором завода «Гидропресс» Это связано со спецификой производства.

Постоянно меняющаяся номенклатура изделий, требовала гибкого подхода, высокой квалификации рабочих, умелого руководства. Отдел  укомплектован был  высоко квалифицированными кадрами, я это понял,  проходя учебу, как рабочий. И еще больше в этом убедился, когда уже сам преподавал после ВУЗа в этом же отделе. Я хорошо запомнил Галину Орлову, литератора по образованию, в отделе она работала методистом. Потом она долга работала художественным руководителем Оренбургского драматического театра, до самой смерти. Умерла она рано, похоронена недалеко у дороги, по которой я езжу на машине на дачу. Проезжая мимо, я всегда с теплом и горечью вспоминаю ее, рано она ушла из жизни. Если я еду один, то останавливаю машину, подхожу к ее могиле и молчанием отдаю должное человеку, прожившему не долгую, но яркую жизнь. Уже в тресте «Оренбургжилстрой» встречался я с ее бывшим мужем Виктором. Мы были коллегами по должности. Я работал  главным механиком в СУ-3 треста «Оренбургжилстроя», он - главным механиком в СУ-5 треста «КПД».  По отношении к ней, он был совершенно противоположный человек. Мне было непонятно, что их свело, так они и не ужились, разошлись.

Возглавляла отдел Маркушева Тамара. Очень выдержанный руководитель. Надо отдать должное, как инженерный состав, так и рабочий коллектив на заводе был выше всех похвал.  Завод много делал продукции на экспорт. Да и к прессам, поставляемым на отечественные заводы, тоже требования были высокие, хотя конкурентов нам и в стране и мире не было. Выпускаемая продукция была проста в эксплуатации и надежная. Она на рынке развивающихся стран пользовалась спросом.

Длительное время завод возглавлял директор Живлюк, пользующийся авторитетом в главке и Министерстве. Подготовка кадров была организована на высшем уровне. Рабочие, прошедшее подготовку на заводе, знали лучше профессию и работали лучше, чем выпускники профтехучилищ. Может это происходило и потому, что в профтехучилища поступали ребята, которые не могли и не хотели учиться в школе, а на заводской рабфак шли уже отслужившие в армии и понимающие, что это будет их кусок хлеба в жизни. Во время учебы я получил травму. При шлифовке длинного вала наждачной шкуркой, у меня вырвало ноготь с пальца. Делал я это,  как оказалось с нарушением правил техники безопасности. Точно также я нарушал правила, когда это делал в школьной мастерской.

Приехал я в Оренбург в конце сентября, с целью окончить подготовительные курсы и поступить в Оренбургский политехнический институт. Но для этого надо было где-то работать.  Из газеты «Южный Урал» я вычитал объявление, что принимают на завод «Гидропресс» демобилизованных солдат и им во время получения специальности будут платить зарплату. Пошел учиться на токаря, чтобы не напрягаться на работе, а больше тратить умственных усилий на повторение материала школьного курса. Я тогда не знал, что можно было поступить на рабфак и от завода. Да меня бы и не направили, в основном направляли на подготовительные курсы уже работавших на заводе парней и девчат. Или, если на заводе не работали родители, то кто-то должен «подсуетиться», чтобы поступить на рабфак. Об этом я уже узнал, когда поступил в институт.

Первые несколько дней я ночевал на вокзале, пока недалеко от завода не нашел квартиру. Жил с бабушкой, но,  то ли я был неуживчив, то ли бабуля вредна, но когда она умудрилась сломать себе ребро, купаясь у дочери в ванной, ее требования меня стали так напрягать, что я ушел на вокзал и стал опять искать квартиру. Тут как раз перевели нас в третью смену, а во вторую смену вели ремонтные работы энергетики. Получалось, что мне спать не удавалось, до 8-00 работал на заводе, а с 8-00 искал себе квартиру.  Сонный мой вид заметили рабочие, стали спрашивать: «В чем дело»? Пришлось сказать, что ночую на вокзале. Тогда они об этом доложили заместителю начальника цеха, М.Г. Гуляеву, начальник цеха Иванов Г.И. , который мог быстро разрешить эту ситуацию. Однако мой вопрос решил и его.

Оказывается, на «Гидропрессе»  в одной четырехкомнатной  квартире две комнаты были выделены под общежитие. Вот в этот «вертеп» меня и вселили. Это был настоящий проходной двор, на меня и с ножом нападали и чуть не зарезали, когда я пытался сделать замечание, и стаканы пьяные мужики в меня кидали, и спать приходилось, когда на соседней койке занимались любовью. Один раз украли всю заработную плату за месяц, после этого я все деньги относил в сберкассу, и снимал по десять рублей, это было неудобно, но другого выхода я не видел. Деньги ведь украли «свои», могли воровать и дальше.

На следующий день, после инцидента с ножом, иду я по двору, сидит компания хулиганов, среди них и Алексей, который на меня покушался. Подзывает и говорит: «Николай! Подойди разговор есть». Иду. Все равно не убежишь, какой смысл. В любое время могут встретить и пырнуть ножом. Подхожу, Алексей вроде бы извиняется:

- Николай, ты не обижайся за вчерашнее, пьян был.
- Нормально! Сейчас бы лежал в морге, а ты, «не обижайся».
- Не лежишь же!
- Вот спасибо и не лежу и не сижу.
- Да тебе то с какой стати сидеть?
- А ты не думал, что я мог и ответить?
- Чем?
- Да стулом по башке, мало бы не показалось   
- Нет, даже и не подумал.
- В следующий раз думай.
- Но ты наглеешь!
- Ты зачем меня позвал? Извиниться? Прощаю, но имей в виду и остальные тоже,  больше вот такие номера со мной вам с рук не сойдут. Будет больно и сильно больно.

Я в это время уже стал ходить на тренировку по легкой атлетике в общество «Динамо». Специализировался я там по метанию копья и диску, толканию ядра. Я этому научился в школе, по диску был в школе призером взрослых областных соревнований. Правда, в Оренбурге спорт был развит сильнее. Сборная по боксу Оренбуржья была чемпионом СССР среди профсоюзных  команд. Боксеры тренера Жданова, тренировались в одно время с нами. Я познакомился с некоторыми ребятами. Характерная особенность боксеров у Жданова. Что все они были хулиганы и драчуны. Немного научили боксировать и меня. Братство спортсменов. Заключалось оно  в том, что мы защищали цвета общества.  Мой тренер хвалил меня за метания копья, говорил об этом Жданову, да он и сам это видел. Боксеры тоже видели  и радовались искренне, что у них в обществе появился копьеметатель.

По легкой атлетике тренер был очень сильный. Он нас заставлял делать все. Прыгать, бегать, метать. Со мной тренировался кандидат в мастера спорта Володя Потапов, он входил в сборную области и был самым сильным десятиборцем в Оренбурьже. Я тоже хотел заняться десятиборьем, но у меня не получался бег с барьерами. Кстати плохо бегал с барьерами и В. Потапова. В этом виде спорта выделялся только один спортсмен в городе, заведующий кафедрой физкультуры Оренбургского медицинского институту, выпускник Ленинградского института им. Лесгафта П. Волженцев.

Легкоатлеты мединститута были очень сильны в то время. Стадион «Динамо» находится в очень удобном месте в центре города, так что тренировки многих спортсменов проходили вместе. И обучение происходило не только со своим тренером, мы старались перенимать опыт и у других спортсменов. В легкой атлетике, только знание теории ничего не дает. Надо пахать и еще раз пахать, поэтому было принято делиться опытом среди легкоатлетов, метателей диска, которых было очень мало. Когда ты тренируешься один, то и результат, как правило, не высок, а если есть соперники, то работаешь более упорно, ведь хочется победить, результаты повышаются.

В секции, у Анатолия Васильевича Шошина я познакомился с Андреем Сафроновым, в то время еще студентом мединститута. Сейчас он профессор, травматолог. Знаком я был и с Сергеем Остапко, майором запаса, который сейчас работает в охранной структуре «Газпрома». Нашего тренера мы всю жизнь вспоминаем с теплотой. Он умел найти язык как с взрослыми спортсменами, так и с детьми. Рядом со мной тренировался преподаватель политехнического института Александр, еврей по национальности. Диск он метал за 50  метров, сравните у меня где-то за 30. Поучиться было чему. Правда и рост у него был 190 см., а у меня 174, что для метателей существенно. А вот метать копье поучиться было не у кого. Уже учась в институте, я встретил Сашу Ревтова, который стабильно метал копье за 50 метров. У меня оно летело только за 40 м. Он на спартакиаде студентов выполнил ному третьего разряда и занял 1 место, я тогда стал бронзовым призером.

Вот говорят, спорт, что в нем такого. Это говорит, кто не занимался. Самый большой драйв я испытывал, когда стоял на пьедестале почета. Это уже учась в институте. На первом месте Саша, на втором Юра, на третьем я. Тебя приветствует весь стадион. На тебя с восхищением смотрят девчонки. Ведь на соревнованиях по легкой атлетике собирались болельщики в основном спортсмены, а они-то понимали, сколько пота надо пролить, чтобы занять место на пьедестале. В тот год наш институт завоевал переходящий кубок спартакиады, определенную лепту в это внес и я. Команда, играющим тренером которой был я,  заняла первое место по гандболу, выиграв у постоянного соперника команды педагогического института, которую тренировал энтузиаст и лучший тренер по гандболу Вадим Слотов.

Вот начав работать на заводе, я с благодарностью вспоминал своего наставника, Якова Евдокимовича Котова. Это он мне дал азы работы на токарном станке, уже в школе я делал очень сложные работы, какие именно, я  уже писал раньше. Все токарные работы при изготовлении нашего ветряка, а именно два поршневых и два центробежных насоса выточил я. Под действием силы ветра два поршневых насоса в течении минуты накачивали ведро воды. А от электричества центробежные насосы делали это за 20 секунд. Я до сих пор жалею, что нашими трудами воспользовались  дети директора школы и заведующего районо. Всегда, во все времена, люди делились на порядочных и сволочей и не факт, что сволочи не занимали высокий пост. Вот мне с моим другом, как раз и не повезло, оба руководителя оказались настоящей дрянью.  Как я с ними боролся,  и что мне это стоило,  я тоже описал раньше.

Учеба шла очень легко. Яков Евдокимович Котов не только нас учел работать руками, но и думать головой, много рассказывал и про технологию обработки металла. В кузне мы выливали болванки из алюминия, изготавливали формы и модели деталей. Как-то раз вызывает начальник цеха моего наставника Николая Култаева и отчитывает его:

- Что это такое? У тебя ученик работает, а ты, я смотрю,  уже ровно час куришь,  и нечего ему не подсказываешь и не подходишь к нему. Так разве научишь его? Николай ему и отвечает:
- Его и учить не надо. Мне скучно с ним, другой станок, что ли дали бы мне. Вчера я ему сделал свой экзамен. Послал его получить задание. Он получил. Сам все настроил, выточил, пошел и сдал с первого раза все.
- Врешь!
- Не верите? Пойдемте, спросим у ОТК.  Они спустились в цех,  начальник сам все перемерил.  
- Такого не может быть, какая-то мистика. Если кто расскажет, не поверю.  Всё это мне потом рассказал Николай. Подходит ко мне начальник и смотрит минут десять,  как я работаю. Потом говорит:
- Николай! Вставай за свой станок, а ты «вундеркинд» пошли ко мне в кабинет, разговор есть. Иду следом и думаю, что натворил,  вроде на работу не опаздываю, может, вчера брак сделал.  Не должно быть, я все проверял микрометром. Все размеры в нормы допуска входили. Ладно, думаю, что волноваться,  сейчас в кабинете он мне все скажет,  при людях не хочет ругать и позорить. Иван  Григорьевич начал разговор издалека, откуда, зачем приехал в Оренбург. Я рассказал, что приехал поступать в институт, приехал из села Бурлин из Казахстана.
- Где учился работать на токарном станке? Я ему ответил, что в школьной мастерской  было три  токарных станка, что на них я почти 4 года работал по пять часов почти ежедневно, что точил очень сложные детали. Здесь сначала было трудно. Станок большой и много функций, которых не было на станках в нашей школьной мастерской. Но теперь освоил, работать не тяжело.
- У меня к тебе есть другое предложение. Ты знаешь, сколько зарабатывает Н. Култаев?
- Да! Знаю!
- Я хочу тебя тоже поставить на пресс-формы. Через два года будешь столько же зарабатывать.
- Нет! Я буду поступать в институт.
- Зачем тебе это нужно,  у тебя редкое качество схватывать все на лету. Ты будешь уважаемый человек, получишь правительственные награды. У тебя и у твоей семьи будет достаток, купишь машину, дачу. Будешь сидеть в президиумах, жена будет тобой гордиться и будет очень довольна. Дети будут расти не испытывая не каких ограничений в осуществления своих желаний. В депутаты выберут. А инженером  150 руб. максимум, постоянная нехватка денег, жена недовольная тобой и т.д. и т.п. Подумай!
- Иван Григорьевич у меня оба брата закончили МАИ, старший брат в 27 лет кандидат технических наук, скоро и средний брат защитится. А я что, не способен на это?
- Да пойми ты, дурень, у нас кто в стране гегемон?
- Рабочий!
- Верно, а инженер, это «вшивая интеллигенция».  На всех инженеров заводов и цехов не хватит, а станков хватает всем, вон видишь,  стоят не работают, некому на них работать,  ты подумай, иди, завтра ответишь. Но и на следующий день я остался при своём мнении.

Через 25 лет я встретился с Иваном Григорьевичем, стал он тогда уже директором «Стакозавода». В политехнический институт тогда приехал Егор Гайдар.

- Что скажешь, инженер? Как живешь морально и материально.
- Морально - хорошо, материально - так себе.
- Жена как?
- Жена болеет постоянно, не работает.
- Это плохо. Дети есть?
- Дочь однa, умница.
- Не жалеешь, что тогда не послушал меня?
- Нет!
- Значит не судьба. 

Николай Полтавец, апрель 2012, Оренбург


Категория: Полтавцы | Добавил: donguluk (08.04.2012) | Автор: Николай Полтавец E
Просмотров: 1043 | Комментарии: 1 | Теги: Шекилёв, оренбург, Путилин, Бурлин, маи, давыдов, уральск, мурманск, Гидромаш, Подольный | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Сумбурно как-то получилось. Много нелогичных разрывов в пространственно-временных рамках. Будь повнимательнее, Коля, и вычитывай текст перед публикацией. А в целом -интересно!

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017 |