Категории раздела

Мои статьи [125]
Все мои статьи, автобиографические заметки, описание всех периодов жизни
История авиации Уральска [27]
В данной категории предполагается размещать все материалы по истории возникновения и развития авиации в Уральске
Статьи друзей [111]
В этой категории планируется размещение статей моих друзей и знакомых
Личная жизнь [18]
Размышления и документы жизни автора. Экономический анализ бюджета семьи и другие личные и интимные подробности жизни.
Страницы Павла Ерошенко. Статьи, стихи, лирика, видео [8]
Материалы нашего земляка, военного лётчика Павла Ерошенко
Вячеслав Фалилеев. Размышления о бытии и сознании. [7]
Статьи нашего однокурсника, кандидата философских наук и автора многочисленных монографий по психологии и философии В.Фалилеева.
Иосиф Пинский. Жизнь в двух измерениях. [3]
Статьи нашего однокурсника И.Пинского о его жизни в СССР и США.
Анатолий Блинцов. Волны памяти [38]
Статьи нашего земляка из Бурлина А.Блинцова
Материалы братьев Калиниченко [25]
Политические обозрения, критика, проза, стихи
Полтавцы [45]
Материалы о моём друге детства Николае Полтавце и его семье
А.С. Пелипец и его потомки [12]
Воспоминания нашего земляка, военного лётчика - Пелипец Александра Семёновича. Статьи друзей и родственников
Новые "Повести Белкина" [31]
Категория статей пилота Уральского аэропорта В.Белкина
Аркадий Пиунов [7]
Материалы старейшего пилота нашего предприятия А.Пиунова
Аркадий Третьяк, о жизни [3]
В этой категории мой однокурсник А. Третьяк публикует свои воспоминания
Владимир Калюжный. Молодость моя - авиация [28]
Михаил Раков [3]
Воспоминания об авиации и, вообще, о жизни
Валерий Стешенко [4]
Полковник от авиации
Герои - авиаторы Казахстана [30]
Биографические очерки о выдающихся авиаторах Казахстана
Любовь Токарчук [7]
Ухабы жизни нашего поколения
Ирина Гибшер-Титова [3]
Материалы старейшего работника нашего авиапредприятия
Надя [8]
Материалы нашей мамки - Нади
Валентин Петренко [6]
Бывших лётчиков не бывает
Николай Чернопятов [3]
Активный "динозавр" авиации

НОВОЕ

ВХОД

Привет: Гость

Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь! РЕГИСТРАЦИЯ очень простая, стандартная и даёт доступ ко всем материалам сайта.

Найти на сайте

Архив записей

Открыть архив

Друзья сайта

Статистика





Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Облако тегов

Назарбаев религия Колесников Валерий Ольга Лисютина украина классы казахский язык латиница Жанаузень марченко пенсия ленин коммунизм масон donguluk уральск Колесников Валерий Николаевич аэропорт 航空 Уральский объединённый авиаотряд Уральский филиал Казаэронавигация Maxim Бурлин Уральский авиаотряд תעופה קזחסטאן Рижский институт ГА Казаэронавигация казахстан Бурлинская средняя школа maxim kz Рижский институт инженеров ГА рига Бурлинская школа авиация תעופ нью-йорк Казаэронав Павел Ярошенко Чаунское авиапредприятие Башмаков Олег Лётное училище РКИИГА Примаков Сергей Тищенко Виталий МЭИ ульяновск Виктор Натокин Пинский Иосиф Олег Башмаков Вячеслав Фалилеев Николай Полтавец Калюжный Геннадий Полтавец колесников политика идеология сша бобруйск Бронкс певек Советский Союз выборы Президент Анатолий Блинцов германия Сергей Примаков КОБ Блинцов Маренков Анатолий Кассель Уральский Аэропорт Рахимов Мамаджон Аэропорт Уральск ташкент узбекистан Бад Вильдунген Л-410 Александр Семёнович Пелипец израиль философия Алексей Сербский актюбинск Калиниченко Марксизм Михаил Калиниченко салоники россия Алма-Ата Ерошенко Павел Валерий Белкин Красный Кут маркс афанасьев Коробков Кашинцев Бог урал белоруссия авиационно-химические работы эволюция человека путин Социализм Фурманово Природа Свобода оренбург Новая земля Николай Путилин ОрПИ ВОв 137 ЛО война шевченко Александр Коновалов штурмовик Пелипец ил-2 Амангалиев Валерий Колесников москва экология североморск Владимир Калюжный АН-2 ваз Уральское авиапредприятие симферополь безопасность полётов 137 лётный отряд Гурьев Рыбалка Индер ранний Леонид Овечкин ПАНХ Новый Узень кустанай Джаныбек совхоз Пугачёвский кульсары Олег Амангалиев Пётр Литвяков АХР Игорь Ставенчук Макарыч Николай Сухомлинов смирнов дефолиация Западно-Казахстанская область Михаил Захаров Джизак Дмитрий Сацкий Молотков АГАПОВ Пиунов Карачаганак Павел Шуков Коробков М.Е. Новенький Иртек Павел Юдковский Аркадий Пиунов Бейнеу доходы Капустин Яр расходы Джангала Анатолий Чуриков Иван Бадингер Новая Казанка песчанка аксай Надежда Тузова кравченко Пётр Кузнецов Валентин Петренко Николай Строганов Канай тольятти Рысачок Гидропресс апа АТБ Амангалиев О.И. пожар двигателя Як-12 Пугачёвский КДП капитан УТР Сергей Бормотин дача тарабрин Гидлевская Сталин литва Райгородок Анатолий Шевченко охота аэрофлот Сайгак гсм Лоенко Ленинград Кёльн Павел Калиниченко Мангышлак самолёт христианство бесбармак санитарное задание Полтавец Николай Овчинников белкин Николай Корсунов африка Беркут Ноутбук Омега брест Брыжин латвия анадырь Аппапельгино камчатка Прейли Унжаков Валерий Унжакова Оксана Чаунский ОАО Якутск чубайс ельцин Гайдар зко архангельск малиновский Нестулеев пятигорск Анатолий Нестулеев маи Виктор Рябченко пожар Алексей Былинин Алтунин Александр Тихонов таллин Владимир Скиданов гриценко самара Польша евдокимов Академия Жуковского петренко Наурзалиев родин Н. Полтавец са ядерный полигон Отдел перевозок герой Кузнецов Стешенко В.Н. Бжезинский Олбрайт тетчер свердловск павлодар академия им. Жуковского Знамя победы рейхстаг киев варшава Кантария Ковалёв Александр Леонтьевич Орден Славы АиРЭО караганда металлист Перепёлкин семейный бюджет джезказган База ЭРТОС Владимир Капустин берлин Бурдин Лиховидов слон Хрущёв сочи вселенная экибастуз крым байконур парашют владивосток орал Заяц котов Яков Сегал петухово
Суббота, 27.05.2017, 09.27.01
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Колесников - Donguluk, или жизнь простого человека

Каталог статей


Главная » Статьи » Полтавцы

Скирда Николай Федорович, мой дядя

Моя одноклассница Маша Ольховик, с которой я учился в 9-11 классах Бурлинской средней школы, в своё время приехала из Облавки, тогда в этом посёлке не было полной средней школы. Маша с подружкой Леной Емурановой жили на квартире у одной бабушки, тогда как в основном все «приезжие» жили в интернате. Маша была из родной Облавки, где я в детстве до школы жил, это как-то нас сблизило в Бурлине. Здесь на снимке мы с Машей и Валерой Колесниковым, adminом нашего Бурлинского сайта. Учились мы тогда в 9 классе, тогда проводились «Дни здоровья» и мы ранней осенью всем классом, вместе с классным руководителем, ходили «на природу». Так и хочется, по аналогии со знаменитым полотном, подписать снимок «Завтрак на траве», подсознательно выдавая серую, будничную реальность за романтическое и желаемое чувство.

Познакомила Маша недавно меня с активной посетительницей «Одноклассников», эта женщина убедительно попросила меня рассказать о лучшем друге её отца Николае Скирда. Я сам давно хотел написать о моем дяде, но это просьба как-то активизировала мои действия.

Статья основана, как на мемуарах дяди, так и моих впечатлениях о нем, как я его помню. Мемуары написаны в стиле, который мне не очень понравился, я ожидал несколько иного, подробного описания войны. Дядя был призван в армию в 1940 году, закончил войну в Германии в 1945 году. Начав читать его мемуары, я предположил, что он, как участник войны, напишет о войне, о ее бедах и горестях. Дядя же сконцентрировал в основном свое внимание, на семейных отношениях. Сама война в мемуарах прошла где-то рядом, но как-то стороной. А если учесть, что познакомился он с тетей Марусей в блокадном Ленинграде и всю блокаду провел в Ленинграде, то написать, наверное, было о чем.

Но нравится или не нравится, это сугубо мое личное мнение. Надо отметить, что писать свои мемуары Николай Федорович начал в 1965 году, когда уже прошло 20 лет, после окончания войны. А личное мнение может иметь и имеет каждый человек. Постараюсь быть беспристрастным. Думаю, это будет сделать мне не трудно, так как дядю я уважал. Моим воспитанием занималась больше мама, чем отец. Она была родной сестрой дяди, старше его на 11 лет, характерные черты дяди мне почему-то передались больше, чем черты отца, так что своим мировоззрением я схож с дядей.

Основная его черта характера, это «хохлацкое» упрямство. Если Николай ставил цель, то он ее достигал. Родился дядя в 1921 году, время было сложное, послереволюционное, было порушено все, что создавалось веками, голодное было время. Так уж получилось, но после рождения сына, отец оставил семью и женился на другой женщине. Отец дяди Скирда Федор Иванович, был личностью незаурядной. Он дружил с будущим Министром обороны СССР, Маршалом СССР Родионом Яковлевичем Малиновским. Подружились они во Франции, где оба, во время Первой Мировой Войны, проходили военную службу. Царь Николай Второй, выполняя требования договора Антанты, направил во Францию корпус солдат. В этом корпусе были и два моих деда, родной Скирда Ф.И, которого я некогда не видел, он был расстрелян в 1937 году и Казачек Федор Аксентьевич, отчим мамы и дяди Коли. Федор Иванович дружил с Иосифом Сталиным. Эта дружба и погубила его. Сталин практически всех, кто его знал в молодости, уничтожил. В жернова репрессии попал и Ф.И. Скирда. Он отказался возглавить Хабаровский крайком партии, после того, как Сталин уничтожил Маршала Блюхера и его сподвижников. Сталин не прощал неподчинения ему, Федору Ивановичу сказал: «Мне на Дальнем Востоке нужен свой человек, тебе я доверяю». Последовал чем-то, наверное, обоснованный отказ выполнить его распоряжение, и он не простил этого моему деду. ГПУ стало «копать» и, вполне естественно, был собран соответствующий компромат. Сыграли ли в успешной карьере моего дяди и моих старших братьев знакомства моих дедов с высокопоставленными государственными деятелями я не знаю, прямо об этом никто из нашей семьи не говорил, хотя и не исключаю полностью.

Дед мой был видный и красивый мужчина, во время нахождения во Франции обзавелся семьей, у него родилось две дочки, о которых он не сообщил в своей анкете. В 1937 году к нему обратился Маршал Тухачевский, готовивший заговор против Сталина, с пожеланием войти в группу заговорщиков. Версия о том, что сведения и материалы о заговоре подкинула разведка Германии, ложна, заговор был. Дед отказался от участия в заговоре, но не доложил о нём «куда следует». Вот на этой волне его арестовали и расстреляли, уже как французского шпиона. Наличие родственников за границей и скрытие их считалось в то время тяжким преступлением. На это у меня есть официальное подтверждение органов ФСБ.

Описание жизни дяди Коли будет неполным без подробностей о его родителях, без описания жизни моей мамы. Мама моя очень многое решила в судьбе дяди Коли. Я не знаю точно, когда бабушка «сошлась» с Казачек Ф.А., но до этого жизнь у дяди Коли и мамы была отнюдь не сладкой. Много в воспитании мамы сделал ее дядя, Сергей Ивановича Скирда. У него не было детей, поэтому он привечал и маму и моего старшего брата Гену. Я с мамой в 1959 году ездил к нему в гости, в Нарышкино, село находится возле города Орла. Встретил он нас очень гостеприимно, он с Марией Аксентьевной , своей женой, были рады нашему приезду и радость эту не скрывали. Дядя Коля тоже гостил не раз у него. Сергей Иванович приезжал и к нам в Бурлин, они с отцом ходили на рыбалку. Рыбалка удалась. Удовольствие от этого С.И. получил большое. Лето было жаркое, он хорошо себя чувствовал в наших, родных для него краях. Он болел астмой, и сыроватый климат Орловщины был ему не совсем благоприятен, умер он от рака легкого. В то время врачи от больных скрывали болезнь, если они были больны раком. Рак был неизлечим и человек был обречен, как, собственно, и до сих пор. Это ради того, чтобы нажиться, говорят, что можно вылечить рак, чтобы больные и их родственники тратили «бешеные» деньги на лечение.

В истории нашей семьи перемешалось все, что было в нашей стране. Федор Иванович Скирда воевал на стороне «красных», Федор Аксентьевич Казачек воевал на стороне «белых», поэтому он оба не любил рассказывать о гражданской войне. Фёдор Иванович был начальником НКВД Илекского района, работал старшим следователем прокуратуры Уральской области, директором валяльной фабрики, директором плодоовощного совхоза, секретарем ЦК Сталинградского химического комбината. Федор Аксентьевич работал кузнецом в колхозе, во время Великой Отечественной Войны трудился на трудовом фронте в Магнитогорске. В армию его не призвали по возрасту. Федор Аксентьевич был уважаем в колхозе, хотя в партии и не был. Был председателем ревизионной комиссии колхоза. Мне нравилось ходить к нему в кузню и смотреть, как из куска железа получалась нужная деталь. Особенно нравилось, когда он подковывал лошадей, мне было не совсем понятно, почему лошади стоят, когда им в копыто забивают гвозди. Подковы надо было подогнать под лощадь, это все делалось в присутствии лощади. Лощадь немного нервничала, хозяин ее успокаивал. Со мной дедушка шутил, говорил: «Сама по себе подкова, как талисман, счастья в жизни не принесёт, хоть дома её повесь, хоть над дверью прибей. Надо её себе на ноги прибить и пахать, как лошадь», то есть работать «в поте лица своего». Было жутковато слышать о возможных перспективах жизни, но я всё «мотал на ус», деда уважал.

В связи с тем, что родной отец не интересовался жизнью сына и абсолютно ему не помогал, дядя Коля о нем отзывается резко отрицательно, хотя мама о нем говорила много хорошего. Да и не знал своего отца Николай. Зато вот об отчиме он вспоминал очень хорошо. Отчим любил и его и всю их семью, это даже я чувствовал. Я с семи лет, когда уже жили в Бурлине, половину лета «пропадал» в Облавке, у меня там были друзья. Но когда приезжала семья Скирды, я пробыв еще несколько дней, по просьбы мамы, ехал в Бурлин к себе домой. Мой приезд в Облавку был рядовым обычным явлением, а к приезду дорогих гостей Скирдов всегда шли приготовления, приём был пышным. А если задуматься, то мама еще девчонкой, работая учительницей в школе, создавала благополучие семьи. И жили он тогда на ее средства. Отношение и бабушки и дедушки к внукам Скирды было заметно более благоприятным, как в душевном, так и в материальном плане, чем к нам внукам Полтавцов. Так было всю жизнь, хотя материально жили мы намного хуже, чем Скирды.

Я не когда не задумывался, над тем, как ко мне относятся окружающие. О том, что бабушка неравнодушно была к Скирдам, я осознал уже, когда мне было 25 лет. Как раз, я закончил второй курс института. Перегрузился на общественной работе и решил все лето просто отдохнуть, так как денег ехать в Крым у меня не было, а бесплатно от профсоюза путевку получить не смог, хотя и был председателем профкома самого большого факультета института, тем не менее, бесплатные путевки получали те студенты, которые сильно общественной работой не занимались, а просто были ближе к «распределителям» этих путевок.

В Оренбурге у меня близких и родных не было, дома я практически об учебе нечего не говорил, кроме того, как сдал экзамены. И вот ко мне подходит бабушка и задает вопрос: «Как я закончил учебу, нет ли хвостов»? Меня поразило знание ее лексики студентов. «Нет, закончил без хвостов»! Она дает мне 5 рублей, пенсия у нее была 20 рублей. Она была колхозница, а колхозников в нашей стране пенсией не баловали, мол, зачем им деньги? У них и так все есть с приусадебного хозяйства, а чего нет, то в колхозе украдут. Я стал отказываться, но потом все же взял. У меня стипендия была в то время 35 руб. Потом задаля маме вопрос: «А что это бабушка так расщедрилась. Она после смерти дедушки в 1965 году жила с нами. Мама и говорит: «Да я с матерью тут немного поругалась. Она все хочет меня развести с папой. Я ей и сказала, вот ты полгода живешь у нас, а полгода в Жуковском. У нас живешь, не копейки я с тебя не беру, а ты копишь деньги и везешь их Скирдам.Ты признаешь внуков только Скирдов, а мои дети для тебя пустое место. Скирды все работают, а мы живем на две пенсии и Николай учится, а не работает, еще ему помогаем, вот бабушка и расщедрилась. А лексикон студентов она узнала у Скирдов, из воспоминания дяди Коли. И Капа и Вова учились в вечернем институте и постоянно заваливали экзамены, что в нашей семье было не допустимо. Не я, не Гена, не Володя не получили не одного «неуда». Хотя и Капа и Володя, особенно Володя, были умными детьми и способными. Просто постоянная смена школ, отбивала у них желание учиться. Вот таким отступлением, введением во взаимоотношения двух семей я начну повествование о дяде.

В селе Облавка до войны и долго после войны была школа семилетка, и Николай в старших классах учился в Бурлине. Расстояние между этими селами 20 км. Мы тогда не жили в Бурлине, дядя Коля жил на квартире. Домой ездил на воскресенье за продуктами, регулярного сообщения тогда не было, приходилось добираться или пешком или с какой-то оказией. Это закрепило его и морально и физически. В летнее время ездил на велосипеде, который сам себе и собрал. Николай любил рыбалку, и умело рыбачил, это было увлечение, которое давало еду. Рыба свежая в деревне, это и уха и жаренная, и соленая. Бабушка очень вкусно готовила блюда из рыбы. Я никогда не ел такой вкусно приготовленной рыбы, хорошо помню, как пацаном ел жареных сазанчиков с картошкой, которых я ловил, когда рыбачил с Витей Быковским, Быковские жили возле Казачек. Потом я с ним встретился, когда после смерти бабушки, дядя Коля с тетей Марусей жили уже в Облавке.

Бабушка до 1972 года жила с нами летом, а зимой в Жуковском. Но в 1972 году она поругалась с папой и ей купили дом в Облавке. Я как раз приехал навестить их. Дядя Коля ушел на рыбалку, я встал пораньше и пошел к нему на косу Урала. Он в рыбацких сапогах рыбачил на перекате и поймал уже с десяток приличных лещей. Рядом в соседях жил Виктор Быковский. Николай изготовил две скрипки, я не буду вдаваться в технологию изготовления скрипки, но это считается достаточно сложным процессом в изготовлении музыкальных инструментов. Он ездил по селам, находил засохшие яблони и груши, делал из них заготовки. Одна из его скрипок хранилась у нас, а на другой играл его сын Володя. Музыканты оценили инструмент, до Страдивари, конечно, не «дотягивал», но надо учесть, что создан он был по книгам, без консультаций специалистов и соответствующего инструмента и оборудования.

Доучиться ему в школе не дали и в 1940 году призвали в армию. Тогда было обязательным только семилетнее образование. Это потом повлияло на его офицерскую карьеру. Призвали Николая в школу политруков. Вот младшим политруком он и начал войну. Воевал он на Ленинградском фронте. Там он получил ранение, в госпитале познакомился с медсестрой , будущей своей женой Марией Васильевной, она была на четыре года старше. Когда они ссорились, то дядя Коля ее называл старухой, на что она парировала: «Не надо было обманывать»! Дядя Коля ее обманул и прибавил себе возраст. Они поженились, тетя Маруся забеременела, ее отправили по Ладожскому морю катером в Россию, а конкретно поехала она рожать в Облавку. Катер, на котором она плыла, подбили фашисты, она хотела прыгать в воду, но ее удержал капитан катера: «Ты беременная, вода холодная, утонешь, а так глядишь, нас подберут», что и случилось.

Капу родила тетя Маруся в Облавке, а Володя родился в поезде, когда они возвращались с Германии в 1946 году. Роды принимал отец, дядя Коля. Дядя с корпусом генерала Федюнинского прошел всю Прибалтику и войну закончил в Германии в звании капитана, замполита командира батальона. Там был оставлен для прохождения военной службы. Потом дядя Коля говорил, что на заводах он встречал оборудование, которое демонтировали они в Германии. На снимке капитан Николай Скирда, 1944 год.

Тетя Маруся к нему приехала с Облавки с дочерью Капой. Капа росла болезненной девочкой, по утверждению ее родителей, не смотря на ее довольно таки внушительные размеры. Лично я не какой болезни у нее не заметил. Она была не по-девичьи сильна физически и морально. Разница в возрасте у нас 4 года. Но во всех наших походах, совместно с Володей, она была за главную и ее физическую силу с нашей мальчишеской не сравнить, тем более, если учесть, что мы мальчишки в деревне, очень большую нагрузку имели по хозяйству. И огород поливать и за водой ходить, за коровой убирали, сено давали, дрова пилили и кололи, огород капали и т.д.. Возили и косили сено и дрова из леса. Да и игры у нас были все связанные с физической выносливостью. Просто, наверное, было желание родителей, постоянно лечить от чего-то дочь. Капа и сына сумела родить и 70 лет прожила уже, дай Бог ей такого «больного» здоровья и дальше.

Из деревни на фронт было призвано 17 человек. Вернулось двое. В том, что дядя Коля выжил в жерновах войны, многое дала и закалка в детстве. Чаще всего погибали люди физически и морально слабые и бесшабашные. Дядя Коля был и силен и умен, когда не делал необдуманных поступков. Много он уделял в жизни и физической закалке, летом на велосипеде 20 км проезжал до Бурлина, зимой на лыжах столько же, когда нельзя было на велосипеде или на лыжах, то это расстояние преодолевал пешком. Рыбалка, сенокос, заготовка дров вот закалился он физически. После войны он продолжил службу в Мурманске, потом в Паное, это небольшое село на берегу Белого Моря, там живут народность лопари. Что удивительно насколько мир тесен. В Паное продолжил службу друг и сослуживец, одноклассник Федор Ивченко. В Паное проходил аэродромную практику Валера Колесников. Бурлин маленькая точка на карте, не чуть не больше Паноя, а три человека в разное время там проходили службу.

Потом дядя служил в Волжской флотилии, в Зеленодольске, под Казанью, закончил он свою службу на Камчатке в звании капитана третьего ранга, в должности замполита части. На снимке дядя Коля - капитан 3 ранга, тетя Маруся, Капа, Бабушка Прасковья, Володя, дедушка Федор Аксентьевич, Облавка, 1955год

В то время военные имели право выбора места жительства в любом городе СССР. Он выбрал Москву, Монино, это где сейчас находится Звездный городок. А потом перебралась семья в город Жуковский. В Жуковском все Скирды работали в ЦАГИ, Жуковский в то время был город с обеспечением по 1 категории. В нем еще находится один крупнейший институт страны в области авиации ЛИИ им. М. Громова. Эти два института формировали нашу авиацию и космонавтику. Потом наше «горе-перестройщики» предприняли все меры, чтобы развалить космонавтику и авиацию и это им удалось. Об успехах и неудачах в космонавтике и авиации я знаю из первых уст. Геннадий посвятил свою жизнь космонавтике, Владимир авиации.

О подробностях их работы, в связи с секретностью, я мог только догадываться. А вот об усилиях властей по развалу ведущих отраслей во всем мире, я убедился сам, когда был на похоронах Володи и Геннадия, когда специалисты в этих областях обсуждали рабочие моменты. Москвичи несколько иначе относятся и к похоронам и к поминкам. У Володи они длились более пяти часов и все высказывались о нем, как о человеке и специалисте. У Гены поменьше, но тоже очень много было сказано, как о специалисте. Так что беды в авиации и космонавтике я узнал из первоисточника. На похоронах Володи почти у каждого второго на груди был звезды Героя СССР или России», значки Заслуженный летчик испытатель СССР. А у Гены, как в фильме « Москва слезам не верит», академики, доктора и кандидата наук был настоящее.

Дядя Коля умер на 86 году жизни, тетя Маруся умерла раньше на 84 году жизни. Они похоронены на кладбище в Озерках. Дядя Коля после смерти жены тяжело болел. Последний раз я с ним виделся в 2001 году, когда был на переподготовке в Губкино от «Газпрома» в Москве. Он не вставал, у него был инфаркт, но был в ясном уме и дал почитать свои воспоминания. После его смерти я попросил сына Капы Антона мне их скинуть на флэшку. У меня есть и воспоминания Гены, а вот брат Володя не написал их, о чем я очень сожалею.

С1965 года, окончив с отличием МАИ, по день своей смерти он работал в ЛИИ им М.Громова, участвовал в расследовании 60 катастроф самолетов, как у нас в стране, так заграницей. Ему было, что написать. Я хотел его упросить, уже больного мне рассказать, а я бы записал, но подумав, не стал просить, хотя в его семье прожил неделю и постоянно с Володей общался. Я не хотел его обидеть, болея, он бы подумал, что я его хороню. В принципе это и произошло через четыре месяца. Но одно дно дело знать, что скоро смерть, а другое, когда об этом тебе напоминает брат. Сам он не захотел мне рассказывать. Когда я уезжал с Жуковского в 2001году, дядя Коля расплакался, что мы больше не увидимся, я его успокаивал, но он был прав. Почему то меня о его смерти не известили, думаю, что он так сам распорядился, чтобы не расстраивать лишний раз, я бы, конечно, приехал его хоронить. А узнал я о смерти через полгода, интуитивно почувствовав, что его уже нет. На заданный по телефону вопрос брату Володе, тот ответил, что его похоронили. Считаю возможным отметить, что на судьбу моих старших братьев его влияние было определяющим, они пошли, можно сказать, по его стопам. Мне этого, в связи с болезнью, к сожалению, не удалось.

И он, и тетя Маруся лежат на кладбище в Озерках. Это рядом с городом Жуковским. Все воспоминания дяди Коли написано с любовью к тете Маруси и к своим детям. Любовь он пронес через всю жизнь. Она выдержала множество испытаний, но, тем не менее, не угасла. Светлую память о дяде и тете я храню до сих пор, хотя и сожалею о том, что, как оказалось, знал о них не особенно много. В статье достаточно много подробностей жизни нашего семейного клана, которые я уже изложил в ранее в опубликованных статьях на этом сайте, и без описания которых стало затруднительно максимально достоверно и полно охарактеризовать моего дюдю, поэтому не судите строго за многочисленные повторения.

Николай Полтавец, Оренбург, июнь 2016

Категория: Полтавцы | Добавил: donguluk (16.06.2016) | Автор: Николай Полтавец E
Просмотров: 259 | Комментарии: 3 | Теги: Виктор Быковский, Облавка, Елена Емуранова, Мария Ольховик, Бурлин, Ленинградский фронт, маи, Николай Полтавец, Николай Скирда, ЛИИ им. М.Громова | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
3  
Сначала подумал, что alder ошибся статьёй на сайте (или даже сайтом) и вставил заранее заготовленный комментарий, потом позволил себе предположить, что автор комментария знает больше, чем изложено в статье, особенно про нашу молодость, тогда более или менее понятно, хотя не уверен, что он поступил достаточно этично, уж слишком интимны подобные лирические отступления от сути статьи, даже если рассматривать только её незначительную часть, начало. Статья о моём дяде, а о себе я и так достаточно много и подробно написал здесь раньше.

2  
Да, отдельные, начальные моменты статьи разбудили в памяти давно забытое. Но, наверное, не надо так сильно переживать, ведь жизнь у всех практически прошла и только самый недалёкий человек пытается представить себе, как бы она проходила, при изменении тех, или иных обстоятельств. И не надо никого винить, всё зависит от нас, как бы негативно мы не воспринимали отдельные поступки и действия окружения. «Журавль в небе», конечно, хорошо, но чаще всего приходится ограничиться «синицей в руке» и не сетовать, что она такая «неказистая». Ощущая себя журавлём, согласитесь, что идти в руки охотнику, который смутно представляет себе, что делать даже с синицей, неразумно и нерационально. Но дело даже не в этом, оценка всех жизненных обстоятельств – дело сугубо личное, не надо нивелировать жизнь, подгонять её под общепринятые стереотипы. Иной и в синице видит королеву, а другой и в журавлихе находит изъяны.

1  
Почитал, материал качественный. Не знаю почему, но создалось впечатление, что статья написана не для того, чтобы рассказать про дядю и родственников и даже не чтобы рассказать о себе. Всё повествование затмевает эмоциональность первого абзаца. Как молоды мы были…

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017 |