Категории раздела

Мои статьи [125]
Все мои статьи, автобиографические заметки, описание всех периодов жизни
История авиации Уральска [27]
В данной категории предполагается размещать все материалы по истории возникновения и развития авиации в Уральске
Статьи друзей [112]
В этой категории планируется размещение статей моих друзей и знакомых
Личная жизнь [18]
Размышления и документы жизни автора. Экономический анализ бюджета семьи и другие личные и интимные подробности жизни.
Страницы Павла Ерошенко. Статьи, стихи, лирика, видео [8]
Материалы нашего земляка, военного лётчика Павла Ерошенко
Вячеслав Фалилеев. Размышления о бытии и сознании. [7]
Статьи нашего однокурсника, кандидата философских наук и автора многочисленных монографий по психологии и философии В.Фалилеева.
Иосиф Пинский. Жизнь в двух измерениях. [3]
Статьи нашего однокурсника И.Пинского о его жизни в СССР и США.
Анатолий Блинцов. Волны памяти [38]
Статьи нашего земляка из Бурлина А.Блинцова
Материалы братьев Калиниченко [25]
Политические обозрения, критика, проза, стихи
Полтавцы [45]
Материалы о моём друге детства Николае Полтавце и его семье
А.С. Пелипец и его потомки [12]
Воспоминания нашего земляка, военного лётчика - Пелипец Александра Семёновича. Статьи друзей и родственников
Новые "Повести Белкина" [31]
Категория статей пилота Уральского аэропорта В.Белкина
Аркадий Пиунов [7]
Материалы старейшего пилота нашего предприятия А.Пиунова
Аркадий Третьяк, о жизни [3]
В этой категории мой однокурсник А. Третьяк публикует свои воспоминания
Владимир Калюжный. Молодость моя - авиация [28]
Михаил Раков [3]
Воспоминания об авиации и, вообще, о жизни
Валерий Стешенко [4]
Полковник от авиации
Герои - авиаторы Казахстана [30]
Биографические очерки о выдающихся авиаторах Казахстана
Любовь Токарчук [7]
Ухабы жизни нашего поколения
Ирина Гибшер-Титова [3]
Материалы старейшего работника нашего авиапредприятия
Надя [8]
Материалы нашей мамки - Нади
Валентин Петренко [6]
Бывших лётчиков не бывает
Николай Чернопятов [3]
Активный "динозавр" авиации

НОВОЕ

ВХОД

Привет: Гость

Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь! РЕГИСТРАЦИЯ очень простая, стандартная и даёт доступ ко всем материалам сайта.

Найти на сайте

Архив записей

Открыть архив

Друзья сайта

Статистика





Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Облако тегов

Назарбаев религия Колесников Валерий Ольга Лисютина украина классы казахский язык латиница Жанаузень марченко пенсия ленин коммунизм масон donguluk уральск Колесников Валерий Николаевич аэропорт 航空 Уральский объединённый авиаотряд Уральский филиал Казаэронавигация Maxim Бурлин Уральский авиаотряд תעופה קזחסטאן Рижский институт ГА Казаэронавигация казахстан Бурлинская средняя школа maxim kz Рижский институт инженеров ГА рига Бурлинская школа авиация תעופ нью-йорк Казаэронав Павел Ярошенко Чаунское авиапредприятие Башмаков Олег Лётное училище РКИИГА Примаков Сергей Тищенко Виталий МЭИ ульяновск Виктор Натокин Пинский Иосиф Олег Башмаков Вячеслав Фалилеев Николай Полтавец Калюжный Геннадий Полтавец колесников политика идеология сша бобруйск Бронкс певек Советский Союз выборы Президент Анатолий Блинцов германия Сергей Примаков КОБ Блинцов Маренков Анатолий Кассель Уральский Аэропорт Рахимов Мамаджон Аэропорт Уральск ташкент узбекистан Бад Вильдунген Л-410 Александр Семёнович Пелипец израиль философия Алексей Сербский актюбинск Калиниченко Марксизм Михаил Калиниченко салоники россия Алма-Ата Ерошенко Павел Валерий Белкин Красный Кут маркс афанасьев Коробков Кашинцев Бог урал белоруссия авиационно-химические работы эволюция человека путин Социализм Фурманово Природа Свобода оренбург Новая земля Николай Путилин ОрПИ ВОв 137 ЛО война шевченко Александр Коновалов штурмовик Пелипец ил-2 Амангалиев Валерий Колесников москва экология североморск Владимир Калюжный АН-2 ваз Уральское авиапредприятие симферополь безопасность полётов 137 лётный отряд Гурьев Рыбалка Индер ранний Леонид Овечкин ПАНХ Новый Узень кустанай Джаныбек совхоз Пугачёвский кульсары Олег Амангалиев Пётр Литвяков АХР Игорь Ставенчук Макарыч Николай Сухомлинов смирнов дефолиация Западно-Казахстанская область Михаил Захаров Джизак Дмитрий Сацкий Молотков АГАПОВ Пиунов Карачаганак Павел Шуков Коробков М.Е. Новенький Иртек Павел Юдковский Аркадий Пиунов Бейнеу доходы Капустин Яр расходы Джангала Анатолий Чуриков Иван Бадингер Новая Казанка песчанка аксай Надежда Тузова кравченко Пётр Кузнецов Валентин Петренко Николай Строганов Канай тольятти Рысачок Гидропресс апа АТБ Амангалиев О.И. пожар двигателя Як-12 Пугачёвский КДП капитан УТР Сергей Бормотин дача тарабрин Гидлевская Сталин литва Райгородок Анатолий Шевченко охота аэрофлот Сайгак гсм Лоенко Ленинград Кёльн Павел Калиниченко Мангышлак самолёт христианство бесбармак санитарное задание Полтавец Николай Овчинников белкин Николай Корсунов африка Беркут Ноутбук Омега брест Брыжин латвия анадырь Аппапельгино камчатка Прейли Унжаков Валерий Унжакова Оксана Чаунский ОАО Якутск чубайс ельцин Гайдар зко архангельск малиновский Нестулеев пятигорск Анатолий Нестулеев маи Виктор Рябченко пожар Алексей Былинин Алтунин митрофанов Александр Тихонов таллин Владимир Скиданов гриценко самара Польша евдокимов Академия Жуковского петренко Наурзалиев родин Н. Полтавец са ядерный полигон Отдел перевозок герой Кузнецов Стешенко В.Н. Бжезинский Олбрайт свердловск павлодар академия им. Жуковского Знамя победы рейхстаг киев варшава Кантария Ковалёв Александр Леонтьевич Орден Славы АиРЭО караганда металлист Перепёлкин семейный бюджет джезказган База ЭРТОС Владимир Капустин берлин Бурдин Лиховидов слон Хрущёв сочи вселенная экибастуз крым байконур парашют владивосток орал Заяц котов Яков Сегал петухово
Четверг, 24.08.2017, 00.19.03
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Колесников - Donguluk, или жизнь простого человека

Каталог статей


Главная » Статьи » Валентин Петренко

Лётное училище. Красный Кут

В конце октября, на утреннем построении: «Выше перечисленные курсанты три шага вперед, шагом марш, остальные на право, на занятия шагом марш!». А нам (не перечисленным): «Забрать личные вещи из каптерки и тумбочек и построиться во дворе». Что мы и сделали. Подошел автобус нас еще раз пересчитали по головам и поехали аэропорт. Посадили в ИЛ-14 и полетели в Красный Кут, летели почему-то низко, метров на триста, долго, часов пять. Болтанка была, некоторые ребятки не вынесли этой «карусели», «хвалились» своим завтраком.

Прилетев в Красный Кут, приземлились на Центральном аэродроме, выгрузились. Команда - не расходиться, ждать. Ждали долго, «холодрыга» по сравнению с Кременчугом, там по утрам бегали купаться на Днепр, а тут на лужах ледок. На всех рубашка и х/б куртка, и только попробуй надеть свитерок внутрь, дисциплина, а свитерок «греет» чемодан. Но это не самое главное. Главное что бросилось в глаза, отсутствие заборов и ограждений. Терехову говорю: «Красота-то какая». Глядишь на север - поле до горизонта, с запада на восток расположены стоянки самолетов ЯК-18 и АН-2, такой пейзаж, что глаз радуется. Наконец пришел представитель училища, нас построили и повели в батальон. Прошли КДП, потом общежитие 1 отряда, на котором висел портрет Ленина с поднятой рукой и надписью: «Верной дорогой идете товарищи», потом 4-й отряд и вот он наш батальон. Зашли, построились, нас проверили по спискам и развели по ротам.

Началась учеба, новые знакомые, земляки. Первым пришел Лёша Козлов, потом уже через него, познакомился со всеми остальными. На втором курсе учились Вася Ковалев и Володя Коробков, на третьем Толя Гриценко и Володя Молчанов. Володя был знаменитостью, его знали все, он «стучал» на ударнике в эстрадном оркестре училища. С Телятовым я познакомился на третьем курсе. Не знаю, то ли он имел какие-то комплексы, то ли «себе на уме», но как-то подошел в столовой и спросил, куда я распределился. Я спросил, а кто он, на что он ответил, что с Уральской области и он знает Жору Туркина. Жора тоже был с Уральской, и его то я знал, Лёша Козлов нас познакомил. Потом все мы встретились в Уральском авиапредприятии.

Учеба первые полгода шла туго, высидеть четыре пары было мукой, как и выстоять 8 часов у станка, когда работал токарем. Но со временем пришла привычка. Первый курс был предназначен, очевидно, для развития кругозора. Знания давали не только «вглубь», но и «вширь», каких только наук не изучали, вплоть до библиотековедения. Два дня занимались в «Пентагоне», на нашем сленге это военный цикл. Училище выпускало специалистов со званием «младший лейтенант». Масса предметов, масса преподавателей со своими причудами, конечно, слишком уж «интересных» было мало, единицы, но они присутствовали, скрашивая своими «выкрутасами» нашу повседневную жизнь.

Основная жизнь сразу началась со строевой подготовки. В Куте с этим было легче, маршировали по грунтовому стадиону, а в Кременчуге так настучишься «копытами» по бетонному покрытию, «мама не горюй». По графику велась работа на кухне. Если на следующий день предполагалось в меню пюре, то вечером, после ужина, дежурное отделение шло на кухню резать глазки у картошки, чистили картошку машиной, а вот глазки вручную вырезали. Полторы тонны картошки до 3- 4 часов утра «не слабо».

Принятие присяги проводили торжественно. После этого были допущены к несению караула на стоянках самолетов и объектах, находящихся на территории училища. Объекты, относящиеся к специальным, охранялись с карабинами, заряженными боевыми патронами, все остальные - с винтовками системы Мосина с Андреевским штыком. После караула утром на занятия, как и все. Никого «не колышет», что ты спать хочешь. Если не успел подготовиться, то ответ короткий: «Мы вас не звали, сами пришли, не нравится, до свидания». А за воротами Краснокутский военкомат, присягу принял, значит всё.

После сдачи экзаменов по уставам, устроили праздник. Время шло, выдали суконное обмундирование, шинели. Вот тут и произошла «хохма». Шинели были длинные до пят, «служивые» ребята подбили молодёжь обрезать шинели под свой рост, то есть на три пальца ниже колена. Одеваешь шинель, товарищ тебе делает метку, потом расстилаешь шинель на полу и по кругу, ровненько проводишь полосу и только потом обрезаешь. Но практика показала, что во всей общей массе есть личности выдающиеся. На этот раз таким оказался Саша Нерсесян. Подошел к зеркалу, посмотрел, нагнулся, самостоятельно провел линию, нет посмотреть еще раз в зеркало, как линия располагается, нет, пошел и начал резать, Когда рядом сосед спросил, что же он делает, было поздно. Только сзади вышли на нужную длину, в результате получился изящный фрак. На следующий день на утреннем осмотре комбат майор Ерманов вывел из строя неудачника. Ржал весь батальон, пришлось парню покупать новую шинель.

Потом произошло ЧП. Стоя в карауле, первокурсник - каракалпак по национальности, возле старого военного цикла застрелил инструктора. Там в ограде был проход, инструктора часто «резали углы», чтобы не обходить через КПП. На оклик караульного: «Стой стрелять буду», инструктор ответил: «Да ладно» и пошел, не учел, что курсант молодой, первый раз в наряде, плохо говорящий по-русски и выполнявший требования устава и инструктажа буквально.

Конец года, время зачетов. Их было достаточно много. Теоретическая механика, сопромат, черчение, библиотековедение, всего сразу и не припомнишь. Из основных - конструкция самолетов и двигателей, самолетовождение, аэродинамика, метеорология , конечно же история КПСС, без неё не взлетишь. На военный цикле - основные виды стрелкового оружия, теория и практика авиационного вооружения, бомбометание и конструкция ФАБ (фугасная авиабомба), тактика ВВС, общевойсковая тактика. Изучали самолет АН-12 на случай необходимости использовать его в военной транспортной авиации, как резерв Генерального штаба.

Как-то незаметно пришел Новый год, стали готовиться к отпуску, на «суконке» надо было пришить парадный" подворотничок - это кусок белой изоляции от электропровода и голубая бархатная полоска, все это аккуратно и красиво подшивается. Далее ФУРАЖКА, тут подготовка шла заранее. Надо было достать кусок целлулоида - этот такой эластичный пластик, вырезать его в размер от пуговицы до пуговицы. Из ножовочного полотна изготовить шаблон - инструмент, с помощью которого можно на пластике сделать три параллельные полоски, осторожно снимая с передней части козырька лишний пластик, получаются три непрерывные линии, потом находясь, как правило, в наряде, вручную, с помощью пасты, или зубного порошка всё качественно, до зеркального блеска, полируется. На задней стороне надо прожечь отверстия для крепления к фуражке. Сама фуражка тоже должна пройти полный «перешив», не у каждого это получается. Переделка стандартной фуражки на «мичманку» занимает много времени, время в нарядах даром для нас не пропадало. У многих курсантов эта работа не получалась, обращались ко мне часто. А я, наверное, унаследовал от деда и отца, которые были специалистами широкого профиля, кое-какие качества, да и работа после школы кое-чему научила. В принципе, ничего сложного в этом нет, просто вместо металла используется ткань, а вместо всевозможных «болгарок», дрелей, заклёпок применяются обычные ножницы, да иголка с ниткой.

Еще мы из цветного плексигласа делали красивые модели самолетов, которые дарили друзьям и знакомым, преподавателям и инструкторам, везли домой. Особенно красивыми такие модели получались у Василия Ковалева, руки у него золотые, за что бы он ни брался, все у него выходило лучше, чем у других. Как потом говорили наши друзья, это «хобби» осталось у него на всю жизнь, все кабинеты в лётном отряде были заставлены его «произведениями». А когда он ушёл (или его «ушли») с лётной работы, а потом вскоре и из аэропорта, то и на «гражданке» он использовал накопленный в училище опыт, изготавливал всевозможные стенды, образцы моделей и макеты для рекламы.

Но время летело стремительно. Новый год на носу, а значит каникулы. На десять дней домой. Но вот и отпуск, получив деньги на проезд, курсанты стали выдвигаться на вокзал. Железнодорожная линия «Красный Кут – Саратов» в этот день перевыполняла план. Я добрался до станции «Урбах» и ближайшим "скорым" (по названию, но не по сути) рейсом «Днепропетровск – Барнаул» приехал в Уральск рано утром. Вхожу в дом, бабуля от неожиданности и испуга, который был заложен в ней от вида чужого человека в форме ещё с Гражданской войны, присела, хорошо хоть стул был рядом, сразу внука не признала. Даже тогда, когда уже было понятно, кто приехал, она обращалась ко мне на «Вы». Вечером собрались родственники, было конечно радостно смотреть на родные лица, начинал привыкать, что обращаются ко мне не «Валька», а по-взрослому «Валентин». С утра до вечера с друзьями, была и девочка, красавица Аня Аничхина, с которой я начал дружить еще когда учился на заводе на токаря, потом вместе работали в одном цехе.

Меня пригласили на вечер встречи с выпускниками, который в нашей школе проводили во время зимних каникул, мероприятие проходило 9 февраля, как раз на день Аэрофлота. Учительница, которая раньше написала такую характеристику, что у меня до поступления в училище «пропал» год, как бы заискивая, исправляя свой промах, постоянно «крутилась» где-то рядом, пыталась начать разговор, говорила, что работает с моей тетей, я обиженно молчал, Бог с ней. На десятый день в тот же "скорый " поезд и в родное училище.

До полетов оставалось пять месяцев. Учили материальную часть самолета ЯК-18А, его радио и приборное оборудование. Проходили подготовку в парашютном классе - пользование и укладка. Были ребята, которые уже имели разряды по прыжкам, в их число входил и я, всё это было знакомо. По программе надо было прыгнуть два раза, мне удалось прыгнуть четыре, пользуясь тем, что система выполнения прыжков была отработана недостаточно пунктуально, я, уже наглея, попросил дополнительный талон-корешок, документов при этом не требовали, назвал фамилию, пошёл и прыгнул, потом ещё раз, вспомнил, как говорится, свою «ДОСААФ»овскую юность.

«И вот сданы последние зачеты» - как поется в курсантской песне, начался великий переезд. Третий курс, сдал Государственные экзамены и летную подготовку, отбывали ребята к месту своей будущей работы в летные отряды страны. Самое обидное, «прихватили» с собой и мою гитару. Мы занимали освободившиеся места, нас перевели в 4-й отряд, первой эскадрилии, командир звена Пеклин, командир эскадрилии Воробьёв В.М., командир отряда Дорошек И.Ф. Новые лица, новое помещение, кровати уже нормальные, индивидуальные, а не двухъярусные. Звено разбили на летные группы, у нас пилот инструктор Никишин Г. Летная учеба начинается с земли, изучали КУЛП (курс учебно-летной подготовки), правила поведения на стоянке, на старте, у посадочного «Т». Нюансов много, а знать надо. Начались ознакомительные полеты по «кругу», в «зоне» - выполнение элементов высшего пилотажа. Особенно впечатлил «штопор». Выполняя «штопор» в АСК, планер входил медленно, как-бы нехотя и ускорение, как в замедленной съемке. «Яшка» же входил энергично и с каждым оборотом все быстрее и быстрее, радость от этого необыкновенная, «кайф», по-другому и не скажешь.

<На земле, после полетов в методическом городке, вспоминали свои ошибки, совершенные в процессе полетов. Технология доклада простая, держа модель самолетика в руках, рассказываешь инструктору, какие выполняешь действия на предварительно старте, на исполнительном старте, действия на взлете, на первом развороте, втором,третьем, четвертом разворотах, на посадке, на рулении, ведение радиосвязи. Так добивались четкого выполнение всех элементов полета. Не всегда и не всё было безоблачно.

В соседней эскадрилии, при полете по кругу, произошел отказ двигателя. Высота маленькая, посадка «перед собой», а впереди ЛЭП, решили перепрыгнуть, но скорости не хватило, рухнули на провода, оборвали их, если бы перед посадкой открыли фонари кабины, успели бы выскочить. Но при ударе о землю замки заклинило, выбраться не смогли, сгорели ребятки. Не зря говорят в авиации мелочей нет. И таких «мелочей» было на момент моей учебы несколько, точнее три. Не хочется вспоминать об этих скорбных случаях.

А вот один случай, который закончился счастливо. Курсант при осмотре самолета обнаружил на тросе управления рулём высоты повреждение, скорее всего, в месте изгиба на ролике, трос «устал» и появились надломы и даже обрывы его прядей. После взлета, когда на рули нагрузка возрастает, мог произойти обрыв троса управления руля высоты. Остановили все полеты, провели тщательный осмотр, на нескольких самолетах нашли подобный дефект. Курсанту - внеочередной отпуск.

Но жизнь бежала, молодость, здоровье, задор брали свое. Каждый готовился к самостоятельному вылету, а значит, надо было приготовить «вылетные» папиросы. И не какие ни будь типа «Север» или «Беломор», а высококачественные, типа «Герцогиня флор», говорили, что такие курил сам И.В. Сталин. Было необходимо запастись не менее чем десятью пачками, чтобы угостить всех, ритуал такой был в авиации всегда. Первый самостоятельный вылет был не каждый день, ребята готовились основательно. Два полета по кругу, оглянулся в задней кабине никого, класс, сам лечу, сел, зарулил. И к руководителю полетов (РП) с докладом о выполнении самостоятельного полёта. РП поздравляет, в ответ - пачка папирос, такой узаконенный ритуал, придуманный не нами, но неукоснительно выполняемый каждым поколением курсантов всех лётных училищ.

Дело шло к осени, после летних учебных полетов предстоял отпуск на 30 суток. За время учебы я сдружился с Володей Зубаревым, отпуск решили провести вместе. Сначала едем ко мне в Уральск, погуляем, потом к нему, в Севастополь.

Уральском удивить приезжих осенью можно разве что грязью. В то далекое время ещё не был открыт «Карачеганак», с его немереными запасами газа. Но посмотреть особо не на что, сходили в краеведческий музей «Золотая церковь», теперь, говорят, там опять действующая церковь. Потом в храм «Михаила Архангела», там меня крестили. Но было много родственников и посещение их было обязательным, дань уважения. Много друзей, вот с ними, конечно, было весело. Ходили на танцы в клуб механического завода, ещё в клуб мукомольного завода. Две недели пролетели быстро. После 7-го ноября выпал снег по колено, город сразу преобразился, вроде стал светлее и чище, но мы уже уезжали «скорым» поездом Барнаул – Днепропетровск до Саратова а там был прямой до Севастополя.

Севастополь покорил меня своей красотой. Белый, светлый город под ярким солнцем, было очень тепло, несмотря на средину ноября. Здесь было куда сходить и что посмотреть . Чистота улиц поражала, выбросишь спичку на асфальт и она сразу бросалась в глаза, потому что была одна. Володя жил как раз на границе между Севастополем и Балаклавой. На этой же остановке стоял пропускной пункт (КПП). Проезд в Балаклаву только по паспортам с балаклавской пропиской. Раиса Павловна, мама Володи, поговорила с дежурными, сказала что мы её дети. Посмотрев наши удостоверения, нам разрешили ездить в Балаклаву. Эти ребята, дежурившие на этом КПП годами, местных знали в лицо. Так я впервые попал в Балаклаву.

Тихий, зеленый, приморский городок , но это в мирное время , а во время «лихое» Балаклава, моряки и её жители показали себя образцом мужества и стойкости. Большинство улиц носит название героев, защищавших этот город . Однажды мы решили пойти из «Ушаковки», так назывался поселок где жил Володя , в панораму расположенную на Сапун горе. На подъёме в гору меня удивило то, что гора засыпана метровым слоем осколков. Представил, сколько разорвалось снарядов и бомб, какое надо мужество имели людям защищавшие этот город. Немцы брали этот город 250 дней, а Русский солдат освободил Севастополь за ПЯТЬ дней, это о чем то говорит. Да, народу положили много , на самом верху Сапун-горы стоит стела павшим героям. Ни одна свадьба не проходит, чтобы не положить цветы павшим героям, освободившим Севастополь. Здесь празднуют не только Победы, но и день освобождения Севастополя - 9 мая 1944 г. А Балаклаву освободили 18 апреля. Чтобы осмотреть всё, двух недель, конечно, маловато, тем не менее, яркое впечатление тогда этот город оставил на всю жизнь.

По вечерам Володины одноклассницы устраивали веселые вечера с танцами, песнями. Чем хорош украинский язык? Песнями, он звучные, веселые и грустные, мелодичные. На одном из вечеров я приметил девушку, скромно сидевшую в уголочке. «Спикировал» к ней, потанцевали, разговорились. Она училась в приборостроительном институте. Девочка понравилась, я как-то интуитивно почувствовал родственную душу. Естественно, что у любого курсанта в «заначке» всегда лежали с полсотни анекдотов на разные темы. Этим можно привлечь девушку и заставить обратить на себя внимание. После вечера проводил домой, не более этого.

На следующий день с утра мы с Володей решили съездить в Севастополь взять обратные билеты, побродить по городу, посидеть на набережной. К нам присоединились ещё двое друзей Володи, а значит и мои уже друзья. Прогуливаясь, я как бы невзначай, спросил про замеченную мной девушку, её звали Женя, удивительно, но все пацаны в один голос ответили, что она приличная, порядочная и хорошая девчонка.

Без особых проблем взяли билеты, предварительно рассчитав, чтобы не приехать раньше, перспектива просидеть в казарме остаток драгоценного отпуска нас не прельщала но, Боже упаси, не опоздать, опоздания карались вплоть до отчисления, в мгновение ока можно стать солдатом и маловероятно, что тебя отправят в аналогичный отпуск на берег моря. Володина подруга оказалась девочкой смышленой и вечером приехала Женя, чему я был очень рад и не скрывал этого, наверное, мои незатейливые и скромные ухаживания нашли в душе Жени понимание. Обменялись координатами, в то время компьютеров и сотовых телефонов не было, все вопросы решались обычной почтой, звонить по межгороду, было очень дорого и неудобно. На следующее утро поезд «Саратов – Севастополь», под звуки «Прощание славянки» отошел от вокзала города-героя Севастополя. Глаза Жени вселяли надежду, но мир полон неожиданностей, да и разлучались надолго, впереди Родное училище, главным препятствием теперь была паромная переправа, паромы в сильный ветер не ходили. Но обошлось, погода была «лётная», ночью поезд, поделенный на три части, погрузился на паром и через пару часов мы уже мчались мимо города-героя Керчь.

В Саратов прибыли утром, немного подождав, сели на астраханский поезд и мы дома. Переселения пока не было, жили в тех же помещениях, только уже считались третьекурсниками. Изменился набор изучаемых предметов, вместо истории «КАПСС» и политэкономии, стали учить экономику ГА, начали изучать самолет АН – 2, его силовую установку, приборы, конструкцию. График занятий был плотный, помимо занятий, караулов, дежурств по внутренним помещениям и кухне, нас иногда посылали на железную дорогу чистить пути от снега. По учебным группа посылали в г. Энгельс на лесокомбинат, сроком на один месяц, училищу нужны были пиломатериалы на хозяйственные нужды. Там распределяли на конвейеры по сортировке пиломатериала, шли внавалку брусья, доски разной толщины, у каждого пять наименований, каждая дока помечена определённым значком, выбираешь свою и по направляющим скатываешь в штабель, первые три дня было очень даже не просто, потом привык и дело пошло. На сортировке работали женщины, я удивлялся, нам, здоровым парням, «отскакать» смену было не просто, а они работали там постоянно, даже зимой, в любую погоду, единственная защита – примитивный навес, чтобы за шиворот не капало, от снега с сильным ветром такой открытый с боков навес не спасал, а такая погода в «Саратовской губернии не редкость.

Внезапно командировка закончилась, нас поменяли, приехала новая группа. У нас умер командир звена Пеклин. Хороший командир, опытный летчик, оторвался тромб, и нет человека, хоронили всем звеном, сопя носами и сдерживая слезы. Жизнь продолжалась, нам представили другого командира звена. Мы его знали плохо, он нас совсем не знал, указания его выполняли, но духовного сближения пока не было, мы как-то долго не могли забыть Пеклина, уважали его.

Говорил новый командир много, придирался по мелочам даже там, где можно и промолчать. Инструктор попался классный, жаль только, что фамилию его уже не помню, в обычном обращении - товарищ командир, а меж собой звали его «доктор», потому что свою речь на разборе после полетов он начинал с несколько необычного обращения: «Ну что доктор…» и ты как-то сразу осознаешь свои ошибки. В воздухе никогда не орал, чего нельзя сказать про других инструкторов. В этом плане я запомнил командира эскадрилии Владимира Михайловича Воробьёва. За два года я ни разу не слышал, чтобы он повысил голос.

Пролетела зима. Наступало время Государственных экзаменов. Первыми были экзамены по «военке», в «Пентагоне». Но прежде надо было пройти лагерные сборы. Нас переодели в зеленую форму, стали мы солдаты. Из воинских частей прислали новых, полевых командиров. Фамилии их, к сожалению, уже не помню. На роту, то бишь эскадрилию, командир роты и его заместитель - сержант, молоденький парень, «доставал» всех своими придирками по мелочам. Но когда мы узнали, что у него «голубая» мечта поступить в это училище, все встало на свои места, стоило намекнуть, что мы у едем, но останутся наши земляки и ты вряд ли сможешь нормально учиться. Наверное, об этом кто-то ему намекнул, вскоре он стал нормальным парнем, с которым можно спокойно поговорить в курилке. Но учёба продолжалась, утром в начищенных до блеска сапогах, мы выходили месить жирную краснокутскую грязь.

Стрельбище, ориентирование на местности, использование господствующих высот и складок местности, короче практическая наука для пехотного командира в начальной стадии. Не заметно подошел день сдачи экзамена. Зашел, доложил по форме, взял билет. В билете девять вопросов, на каждый вопрос свой преподаватель. «Отбарабанил», свободен, следующий. И ты уже без пяти минут младший лейтенант. Жди теперь только, когда выдадут военный билет офицера запаса.

Началась подготовка к сдаче экзаменов по летной подготовке. Руление, взлет, полет по «коробочке», выполнение полета по маршруту. ВСЕ !!! Баста «карапузики», «закончились танцы». На курсовом собрании начальник училища вручал каждому курсанту его документы: свидетельство пилота, военный билет и паспорт. Перед отъездом командир эскадрилии предложил остаться в училище инструктором, отказался, какой из меня инструктор, если я сам еще как летать следует не умею. Впереди меня ждал Казахстан, выбирай любой город. Конечно я выбрал Уральск. Тем более, что я переписывался с Васей Ковалевым, спрашивал как в отряде с налетом? Он отвечал, что работы «по самые плечи». Двое ребят из нашего звена решили здесь пожениться, отпраздновали две свадьбы и домой.

Но Володя напомнил мне про положенный отпуск, рекомендовал съездить в Крым, потому что там ждала Женя, а следующего отпуска неизвестно сколько ждать. Рванул я в Крым, на правах старого знакомого дал телеграмму, телеграмма на день почему-то опоздала, и меня никто не встретил. Устроился в гостиницу, дал ещё телеграмму повторно. День проходит, нет Жени, она была в институте и, естественно, телеграмму не получила. Идет она домой, и вот что значит судьба, навстречу почтальонка, городок маленький, все друг друга знают. Она известила Женю, что её парень уже две телеграммы прислал и ждет её в Севастополе, в кафе, Женя «помчалась». Я сижу, дело к вечеру, прикидываю варианты ждать завтра, или брать билет домой. Зашёл на центральный КПП, в бюро пропусков, предъявил документы, посмотрели, расспросили, но пропуск не дали, близким родственникам я тогда ещё не был. Сижу в кафе на открытой веранде, смотрю на идущих по тротуару людей, вдруг увидел, что бежит Женя. Решительно меня повела куда-то, я поддался её эмоциональному порыву, пошёл за ней, что-то пробормотал, что у меня нет пропуска, она и слушать ничего не хотела. Мы быстро пошли, сели на автобус № 9, доехали до КПП, вышли и пошли в «Ушаковку», у неё, оказывается, там тетка жила, я и не знал. Там она предложила снять форму и переодеться в гражданскую одежду. Всё оказалось очень просто, мы оставили мой чемоданчик и пешком, по виноградникам пошли в Балаклаву, не так уж и рьяно охранялись границы сверхсекретного предприятия.

Не отпуск, а сказка, с утра на море, потом по Балаклаве, в парке вечером танцы на танцевальной площадке, которая называлась «Ракушка». Как-то, как логическое продолжение наших эмоциональных встреч, начали говорить про мой родной город, Женя говорила, что заканчивает радиотехнический факультет и в Уральске ей трудно будет найти подходящую работу по специальности. Здесь я уже проявил должную инициативу: «Не бойся, найдем, всё будет хорошо». Тут мы и договорились, что после окончания института, она едет ко мне, Женя сомневалась, что её отпустят, я же уже полностью завладев обстановкой, уже «примерял» на себя статус законного супруга и что при распределении она имеет право ехать по месту работы супруга.

Валентин Петренко, Балаклава, ноябрь 2016

ДАЛЕЕ ->

<-НАЗАД

Категория: Валентин Петренко | Добавил: donguluk (14.11.2016) | Автор: Валентин Петренко E
Просмотров: 361 | Комментарии: 3 | Теги: Валентин Петренко, картошка, пентагон, Ил-14, гриценко, Красный Кут, Туркин, Молчанов, Телятов, козлов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
0
3  
Очень понравился момент, когда Женя провела Валентина в Балаклаву «по виноградникам». Я знал, что тот объект, из-за которого и весь «сыр-бор» с особым режимом, строился по личному указанию И. Сталина, контролировал стройку и обеспечивал надлежащую секретность Л. Берия. Но в эпоху «холодной войны», в которой Союз проигрывал, все последующие руководители нашего государства постепенно, но целеустремлённо и настойчиво стремились к «смычке» с Западом, база становилась не нужна, несмотря на то, что за несколько километров на территории Турции уже находились ракеты США. Режим охраны базы слабел, население это чувствовало, поэтому и стал таким свободным доступ в город.

1  
Молодец Валентин! Просто целая повесть, где и учеба, и друзья и города, и любовь и все переплетается, превращаясь в свадебный венок невесты. И оказывается, как говорят, "голь на выдумку хитра" - это я про фуражки и шинели. Но во все времена молодые люди и парни и девушки хотели выглядеть лучше, выделится из толпы даже будучи в однообразных шинелях и фуражках, зато какие таланты раскрывались. Я почему то думала, что Женя к нам по направлению попала, где и встретила Валентина, все оказывается гораздо романтичнее.

2  
Мне на крайнем Юге пришлось служить, в качестве головного убора нам выдавали панаму. Сооружение это явно не «от Юдашкина», тяжёлое, бесформенное, выгоревшее. Так вот перед отпуском умудрялись его так украсить, что несмотря на то, что в отпуск всегда ездили в фураже, "разукрашенную" панаму тоже брали. Дома все пацаны-соседи  говорили, что я служил в Америке и форма у меня ковбойская.

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017 |