Категории раздела

Мои статьи [125]
Все мои статьи, автобиографические заметки, описание всех периодов жизни
История авиации Уральска [27]
В данной категории предполагается размещать все материалы по истории возникновения и развития авиации в Уральске
Статьи друзей [111]
В этой категории планируется размещение статей моих друзей и знакомых
Личная жизнь [18]
Размышления и документы жизни автора. Экономический анализ бюджета семьи и другие личные и интимные подробности жизни.
Страницы Павла Ерошенко. Статьи, стихи, лирика, видео [8]
Материалы нашего земляка, военного лётчика Павла Ерошенко
Вячеслав Фалилеев. Размышления о бытии и сознании. [7]
Статьи нашего однокурсника, кандидата философских наук и автора многочисленных монографий по психологии и философии В.Фалилеева.
Иосиф Пинский. Жизнь в двух измерениях. [3]
Статьи нашего однокурсника И.Пинского о его жизни в СССР и США.
Анатолий Блинцов. Волны памяти [38]
Статьи нашего земляка из Бурлина А.Блинцова
Материалы братьев Калиниченко [25]
Политические обозрения, критика, проза, стихи
Полтавцы [45]
Материалы о моём друге детства Николае Полтавце и его семье
А.С. Пелипец и его потомки [12]
Воспоминания нашего земляка, военного лётчика - Пелипец Александра Семёновича. Статьи друзей и родственников
Новые "Повести Белкина" [31]
Категория статей пилота Уральского аэропорта В.Белкина
Аркадий Пиунов [7]
Материалы старейшего пилота нашего предприятия А.Пиунова
Аркадий Третьяк, о жизни [3]
В этой категории мой однокурсник А. Третьяк публикует свои воспоминания
Владимир Калюжный. Молодость моя - авиация [28]
Михаил Раков [3]
Воспоминания об авиации и, вообще, о жизни
Валерий Стешенко [4]
Полковник от авиации
Герои - авиаторы Казахстана [30]
Биографические очерки о выдающихся авиаторах Казахстана
Любовь Токарчук [7]
Ухабы жизни нашего поколения
Ирина Гибшер-Титова [3]
Материалы старейшего работника нашего авиапредприятия
Надя [8]
Материалы нашей мамки - Нади
Валентин Петренко [6]
Бывших лётчиков не бывает
Николай Чернопятов [3]
Активный "динозавр" авиации

НОВОЕ

ВХОД

Привет: Гость

Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь! РЕГИСТРАЦИЯ очень простая, стандартная и даёт доступ ко всем материалам сайта.

Найти на сайте

Архив записей

Открыть архив

Друзья сайта

Статистика





Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Облако тегов

Назарбаев религия Колесников Валерий Ольга Лисютина украина классы казахский язык латиница Жанаузень марченко пенсия ленин коммунизм масон donguluk уральск Колесников Валерий Николаевич аэропорт 航空 Уральский объединённый авиаотряд Уральский филиал Казаэронавигация Maxim Бурлин Уральский авиаотряд תעופה קזחסטאן Рижский институт ГА Казаэронавигация казахстан Бурлинская средняя школа maxim kz Рижский институт инженеров ГА рига Бурлинская школа авиация תעופ нью-йорк Казаэронав Павел Ярошенко Чаунское авиапредприятие Башмаков Олег Лётное училище РКИИГА Примаков Сергей Тищенко Виталий МЭИ ульяновск Виктор Натокин Пинский Иосиф Олег Башмаков Вячеслав Фалилеев Николай Полтавец Калюжный Геннадий Полтавец колесников политика идеология сша бобруйск Бронкс певек Советский Союз выборы Президент Анатолий Блинцов германия Сергей Примаков КОБ Блинцов Маренков Анатолий Кассель Уральский Аэропорт Рахимов Мамаджон Аэропорт Уральск ташкент узбекистан Бад Вильдунген Л-410 Александр Семёнович Пелипец израиль философия Алексей Сербский актюбинск Калиниченко Марксизм Михаил Калиниченко салоники россия Алма-Ата Ерошенко Павел Валерий Белкин Красный Кут маркс афанасьев Коробков Кашинцев Бог урал белоруссия авиационно-химические работы эволюция человека путин Социализм Фурманово Природа Свобода оренбург Новая земля Николай Путилин ОрПИ ВОв 137 ЛО война шевченко Александр Коновалов штурмовик Пелипец ил-2 Амангалиев Валерий Колесников москва экология североморск Владимир Калюжный АН-2 ваз Уральское авиапредприятие симферополь безопасность полётов 137 лётный отряд Гурьев Рыбалка Индер ранний Леонид Овечкин ПАНХ Новый Узень кустанай Джаныбек совхоз Пугачёвский кульсары Олег Амангалиев Пётр Литвяков АХР Игорь Ставенчук Макарыч Николай Сухомлинов смирнов дефолиация Западно-Казахстанская область Михаил Захаров Джизак Дмитрий Сацкий Молотков АГАПОВ Пиунов Карачаганак Павел Шуков Коробков М.Е. Новенький Иртек Павел Юдковский Аркадий Пиунов Бейнеу доходы Капустин Яр расходы Джангала Анатолий Чуриков Иван Бадингер Новая Казанка песчанка аксай Надежда Тузова кравченко Пётр Кузнецов Валентин Петренко Николай Строганов Канай тольятти Рысачок Гидропресс апа АТБ Амангалиев О.И. пожар двигателя Як-12 Пугачёвский КДП капитан УТР Сергей Бормотин дача тарабрин Гидлевская Сталин литва Райгородок Анатолий Шевченко охота аэрофлот Сайгак гсм Лоенко Ленинград Кёльн Павел Калиниченко Мангышлак самолёт христианство бесбармак санитарное задание Полтавец Николай Овчинников белкин Николай Корсунов африка Беркут Ноутбук Омега брест Брыжин латвия анадырь Аппапельгино камчатка Прейли Унжаков Валерий Унжакова Оксана Чаунский ОАО Якутск чубайс ельцин Гайдар зко архангельск малиновский Нестулеев пятигорск Анатолий Нестулеев маи Виктор Рябченко пожар Алексей Былинин Алтунин Александр Тихонов таллин Владимир Скиданов гриценко самара Польша евдокимов Академия Жуковского петренко Наурзалиев родин Н. Полтавец са ядерный полигон Отдел перевозок герой Кузнецов Стешенко В.Н. Бжезинский Олбрайт тетчер свердловск павлодар академия им. Жуковского Знамя победы рейхстаг киев варшава Кантария Ковалёв Александр Леонтьевич Орден Славы АиРЭО караганда металлист Перепёлкин семейный бюджет джезказган База ЭРТОС Владимир Капустин берлин Бурдин Лиховидов слон Хрущёв сочи вселенная экибастуз крым байконур парашют владивосток орал Заяц котов Яков Сегал петухово
Среда, 24.05.2017, 22.35.35
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Колесников - Donguluk, или жизнь простого человека

Каталог статей


Главная » Статьи » Владимир Калюжный. Молодость моя - авиация

Северный Кавказ

«Борт 67385 на глиссаде, шасси выпустил, к посадке готов». «Посадку разрешаю» - ответил спокойным голосом диспетчер. Самолёт Л-410 , управляемый нашим экипажем, заходил на посадку в аэропорту г. Шевченко, где ему предстояло базироваться, а экипажу прожить один месяц. Было это в августе 1992 года, когда жара на полуострове Мангышлак достигала своей наивысшей отметки.

После мягкой посадки, самолёт зарулил на стоянку своей временной базировки.  Экипаж, где вторым пилотом летал Анатолий Утегенов, медленно побрёл в здание КДП. Самолёт, обслуживаемый авиатехником Рязанцевым и техником РЭСОС Владимиром Карташовым прошёл послеполётное обслуживание и был крепко пришвартован на стоянке аэропорта, который был недавно построен, введён в эксплуатацию и находился от города Шевченко на расстоянии примерно 40 километров.

Это было начало лихих 90-х годов, накануне развала Советского Союза, когда летишь за «границу» и не знаешь, предоставят тебе стоянку, ночёвку и заправку или нет. В то время борт из КУГА (Казахское Управление Гражданской Авиации) уже считался почти иностранным воздушным судном  на территории России и других бывших Союзных Республик и заправка топливом производилась только по предоплате, если на счету были деньги, или за наличный расчёт. Единственным утешением оставалось то, что люди ещё сохранили свои тёплые, дружественные, советские отношения. Деньги быстро обесценивались, курс рубля по отношению к иностранной валюте резко падал и приходилось всё покупать за так называемые тогда «деревянные рубли».Но, несмотря, на ухудшение финансовой и политической обстановки, жизнь продолжалась и полёты выполнялись в плановом порядке.

Заказчик треста «ЮжнефтегазШевченко» с радостью принял наш экипаж, расселил в уютную двухкомнатную квартиру и предоставил транспорт, в виде комфортабельного иностранного мини вена, который доставлял нас в аэропорт и обратно после выполнения очередного задания в любое время суток.

Наряд на полёты на следующий день ставили на все предполагаемые направления, поэтому география полётов была очень разнообразна. Самолёт Л-410 был предназначен для полётов в любых сложных метеоусловиях и любое время суток, поэтому создавалось такое  впечатление, как будто мы жили всё время в самолёте, а в квартиру наведывались только немного поспать и передохнуть перед предстоящим рейсом. Поскольку аэропорт и полоса были построены вдоль морского побережья, то заход на посадку и взлёт всегда осуществлялся так, что с одной стороны простиралась акватория Каспийского моря, а с другой плоскогорье - плато Устюрт полуострова Мангышлак.

Как обычно по прилёту в Шевченко, я позвонил Заказчику и получил задание на следующий день отвезти пассажиров в Гурьев и в Самару. Рано утром мы заправили самолёт и после взлёта взяли курс на Гурьев. После высадки людей, полетели на Уральск, в надежде по пути произвести замену борта, так как наш вылетал ресурс. Время было достаточно, мы решили съездить домой повидаться с семьёй. Как раз в это время в Уральске гостила моя двоюродная сестра, которая прилетела из Нового Уренгоя и собиралась лететь в Грозный, надеясь купить там  квартиру. После окончания Уральского пединститута, её направили на работу в Чечню учителем русского языка, где она вышла замуж за чеченца и осталась там  жить и работать. Жили очень дружно, вырастили трёх сыновей и в конце 80-х годов, как тогда говорили, «подались на заработки» на Север. После достижения пенсионного возраста, она решила перебраться на постоянное место жительства в Грозный, где жило много родственников по линии мужа, скончавшегося скоропостижно на Севере. Елена попросила меня помочь её отправить в Чечню, я с удовольствием вызвался ей помочь. Мы приехали в аэропорт и на  «новом» самолёте полетели в Самару, откуда я её обещал отправить в Грозный. При заходе на посадку в аэропорту «Курумоч», диспетчер мне сказал, что самолёт АН-24 уже подписал полётное задание и вылетает на Астрахань. Так как самолёт вылетал строго по расписанию, мы опоздали где-то на полчаса.

Высадили пассажиров, заправились и направились  в  Гурьев, надеясь оттуда или из Шевченко всё же отправить сестру в Грозный. Гурьев прошли пролётом, так как остаток топлива позволял это сделать и уже ночью произвели посадку в Шевченко. Когда я позвонил Заказчику и рассказал о своих проблемах, он беспрепятственно разрешил мне  полететь в Чечню и отвезти мою вынужденную путешественницу, но в качестве презента привезти ему ведро абрикос или слив. Перелетев через Каспийское море, мы подошли к поворотному пункту Кизляр и повернули на Грозный. После пролёта 800метрового перевала, начали снижаться на аэропорт Северный, который расположен в 12 километрах от города.

На снижении я позвал Елену в кабину и стал показывать ей г.Аргун, Комсомольск, где они проживали раньше с семьёй. Было очень темно и от городов шли только яркие отблески огней, а сам Грозный находился как бы в яме, окружённой со всех сторон горами и лишь на дне этой ямы ярко светилось множество горевших факелов из труб попутного газа при добыче нефти.  Было очень сказочно и красиво вокруг, а когда я повернулся и пригляделся в темноте, то увидел на голове её платок, повязанный по мусульманскому обычаю, в котором она была похожа на настоящую чеченку, возвращавшуюся к себе на родину домой. От долгого перелёта она очень устала, но глаза её светились с такой необыкновенной радостью, когда мы пролетали, ставшие ей уже  почти родными, знакомыми до боли местами. Диспетчер транзита связался с родственниками по телефону и нас приехала встречать большая чёрная иномарка. Через несколько минут мы были уже в Грозном на площади «Минутка», где ей уже подыскали 3-х комнатную квартиру в пятиэтажном доме с видом на президентский дворец, в котором тогда восседал тогда Джохар Дудаев. Кстати, Дудаев был лётчиком и о нём мне много рассказывал наш бывший пилот Сергей Малыхин, с которым я работал на Мангышлаке. Когда Малыхин учился в лётном  военном  центре в середине 70-х годов  г. Армавира, Дудаев был у него командиром авиаэскадрильи.

Елена сказала что-то по чеченски молодому статному чеченцу и он подал мне одно приготовленное ведро слив и блок болгарских сигарет «Стюардесса», которые они приготовили в качестве подарка за такой  неожиданный ночной рейс. До сих пор  они говорят об этом как о каком-то «героическом» поступке по рассказам сестры. Мы проехали вдоль ещё той, довоенной, мирной и очень красивой, ярко освещённой центральной площади «Минутка», расположенной в самом центре города Грозный.

Это было накануне первой чеченской войны, но в то время ничего не предвещало о её начале. Чеченцы относились очень доброжелательно и по кавказски гостеприимно, жизнь шла тихо, мирно и лишь отдельные сенсационные выпады в прессе  предвещали страшную военную катастрофу в Чеченской республике. Елена оформила документы на квартиру, рассчиталась и уехала в Новый Уренгой. Но вот началась вскоре война и, по словам очевидцев, первые снаряды, разорвавшиеся в результате обстрела разнесли в клочья этот дом и, соответственно, её квартиру, в которой так и не удалось пожить ни одного дня. До сих пор ей не могут выплатить  денежную компенсацию за потерю квартиры, так как во время  военных действий,  она не была прописана в ней и не жила.

По прилёту назад в Шевченко, начальник был очень доволен подарком и на следующий день дал новое задание на вывоз детей из пионерского лагеря Пятигорска. Ранним солнечным утром мы полетели в аэропорт Минеральные Воды, для того, чтобы сделать два рейса с детьми и сопровождающими в Гурьев и два на Шевченко. На посадочной  прямой в Минеральных Водах диспетчер попросил увеличить скорость захода на посадку, но посадку разрешил дополнительно, т.е. почти сразу последовала команда уйти на второй круг, так как сзади нас уже заходил тяжёлый борт Ил-76, посадку которому обеспечивали в первую очередь. После пролёта дальнего привода, мы отвернули влево на повторную схему захода на посадку. Пришлось подальше затянуть 3-й разворот и при подходе к 4-ому, диспетчер опять даёт команду увеличить максимально скорость, потому как на подходе был уже следующий «тяжёлый» борт. Движение  в районе аэропорта было очень интенсивным, взлёт и посадка воздушных судов осуществлялась с интервалом около 2-х минут, поэтому вклиниться между ними более лёгкому самолёту было очень проблематично. Аэропорт Минеральные Воды был очень сильно загружен прилетающими и улетающими бортами, поэтому его называли в то время Главными «воротами Северного Кавказа». При заходе на посадку было интересно наблюдать, как впереди справа тянулась гряда живописнейших Кавказских гор с городами Лермонтов, Пятигорск, находящимися на небольшом удалении от глиссады снижения, а с правой тянулись степи богатого Ставропольского края.

Но вот, наконец, диспетчер разрешил нам посадку с перелётом 500 метров от торца полосы  и быстрым сруливанием на перрон после посадки. Огромное красивое здание аэровокзала находилось в предгорьях Кавказских гор, густо поросших тёмно-зелёным еловым лесом. Восточная сторона вершины горы, которая подпирала аэродром с южной стороны, была взорвана и из неё извлекалась порода, служившая в качестве строительного материала ближайшим городам и санаториям. По рассказам местных жителей особенно быстрыми темпами велось строительство во времена сталинских репрессий и порода извлекалась многочисленной армией заключённых людей, живших неподалёку в старых деревянных бараках, ежедневно занимающихся тяжёлым изнурительным трудом.

Первая группа детей, в количестве 20-ти человек была готова и мы достаточно быстро доставили её в Гурьев. Вторая группа детей с сопровождающими вожатыми, была готова улететь в Шевченко, но когда мы пришли в здание КДП (контрольного диспетчерского пункта), нам отказали в заправке топливом из-за того, что кончились деньги на счету .Я позвонил по телефону в Уральск и командир лётного отряда Амангалиев О.И., сказал, что деньги будут перечислены в ближайшее время.

В здании накопителя, где уже находились привезённые из пионерских лагерей дети, стояла невыносимая духота, а на улице нещадно пекло послеобеденное солнце. Мы подошли к толпе обливающихся потом ребятишек, стали объяснять сопровождающим сложившуюся ситуацию. Надо было что-то срочно предпринимать, куда-то определять детей, так как автобус уехал за очередной партией детей. Конечно дети не понимали наших взрослых проблем и ситуацию в которую мы все попали, они пристальным , просящим взглядом смотрели нам в глаза. Им хотелось только одного быстрее сесть в самолёт, который их быстро и безопасно отвезёт  к своим родителям, к своему родному дому.

Вдруг, прямо как в сказке, к нам подошёл мужчина кавказской национальности, одетый в форму капитана милиции и предложил  спасительный для нас вариант. Мы должны взять с собой на борт его трёх родственников-мужчин, также кавказцев и подбросить их до Дербента, а они в свою очередь заплатят за топливо до первого пункта посадки. Он показал на трёх мужчин, стоявших неподалёку и одетых в абсолютно чёрную одежду. Возле них стояли огромные холщовые сумки, а сами они были лысые, с жгуче-чёрными бородами. Настоящие абреки  – подумал я, от таких можно ждать что угодно, но преодолев жуткое чувство страха, я всё-таки согласился, так как у нас не было другого выбора.

Капитан быстро организовал автобус, который всех нас погрузил, включая кавказцев и доставил к самолёту. Также быстро к нам подъехал топливозаправщик и заправил 500 килограмм керосина. Не знаю сколько «отстегнул» ему за это один из бородачей, но водитель заправщика уехал очень довольный. После взлёта и набора высоты, я приоткрыл дверь пилотской кабины и увидел, что все трое  мирно спали на передних сиденьях. За этот короткий промежуток времени, пока летели до Махачкалы, в голову лезли всякие дурные мысли и весь полёт сидел как на гвоздях. Ведь явно проявил безответственную за самолёт, экипаж и, главное, детей. Спокойно смог  перевести дыхание только после посадки в Каспийске - аэропорту города Махачкалы. Пассажиры, по национальности дагестанцы-табасаран, очень радушно попрощались, горячо поблагодарили за быструю доставку и уехали дальше в Дербент на автобусе. Странно, но почему-то только в одном аэропорту г. Махачкалы, заправляли нас по требованиям. Видимо они ещё пока не поняли, в какой стране живут, в какое нестабильное время и не разобрались до конца в начавшемся в то время бардаке. Но при всём этом непонятном никому положении дел, в стране не беспредельничали, топливо давали только до первого пункта посадки.

Высадив детей в Шевченко и заправившись «под пробки», мы опять полетели в Минеральные Воды за очередной группой детей. Но видать сопровождающие уже позвонили в пионерлагерь или дело было к вечеру, поэтому детей не привезли и перенесли рейс на следующий день. Нам же оставалось только улетать отсюда, потому что не только заправки, а даже стоянки и ночёвки не обеспечивали из-за того же отсутствия денежных средств на счету. И вот тут нам пришлось с Анатолием Утегеновым собрать все имеющиеся у нас наличные деньги и купить 100 килограмм керосина. По расчёту топлива хватало только до Кизляра и мы, подписав задание, полетели туда, где родился великий полководец времён Кутузова - Багратион, где через весь город протекала самая быстрая река Северного Кавказа - Терек. Мы произвели посадку в аэропорту г. Кизляр на грунтовую полосу  и зарулили на грунтовую стоянку, находящуюся почти возле самой реки Терек. Солнце уже готовилось к заходу за горизонт и мы, выйдя из самолёта, увидели метрах в 40 от самолёта большое дерево с абрикосами. Толик Утегенов, первый раз в жизни увидевший такое огромное дерево с абрикосами, подбежал и стал собирать и есть их прямо не мытыми. Я тоже подошёл к дереву и стал делать тоже самое. Мы так увлеклись этим занятием, что не почувствовали сразу реальной угрозы. Толик громко крикнул: « Командир! Смотри большая собака на нас бежит»  и залез высоко на дерево. Я почему-то бросился к самолёту и, едва успев заскочить в салон, как сзади в проём двери прыгнула огромная кавказская овчарка. Я резко повернул влево и чудом успел запрыгнуть в кабину пилотов. Собака выпрыгнула из салона и спокойно улеглась под крыло самолёта. Из носа у неё текла кровь, видно не рассчитав силу прыжка, сильно ударилась о борт. Толик был в более выгодной ситуации. Сидя высоко на дереве, он продолжал поедать сладкие спелые абрикосы, а мне оставалось только сидеть в кабине и смотреть на это зрелище, глотая слюни.

Мы стали громко кричать в сторону здания аэропорта, но никто нас не слышал и не подходил. Прошло полчаса. Анатолий наелся абрикос и стал набивать ими карманы, делая запасы впрок. Пёс даже и не думал уходить, видно честно отрабатывал свой собачий долг. Мне пришлось по радиостанции связаться с диспетчером и попросить помощь. В эфире сразу послышались подколки, советы и реплики с пролетающих над нами бортов. .Диспетчер сказал, что собаку может укротить только сторож, но он уехал в город по своим делам. Правда, через 20 минут  он, наконец-то, появился и мы смогли привязать самолёт. О заправке мы даже и не мечтали, отложив этот сложный вопрос на следующий день. Нам бы только умыться, что-нибудь поесть и добраться до койки

Но нам опять повезло. Диспетчер оказался другом моего двоюродного брата, который работал директором авиационного техникума в Кизляре и сообщил его адрес. Через час мы добрались пешком, пройдя мост через реку Терек, к брату и ещё через полчаса уже сидя у него в саду пили вкусное кавказское полусухое вино, сытно поужинали и почти до утра рассказывали и смеялись про наши воздушные приключения прошедшего дня, проведённого на Северном Кавказе.

Владимир Калюжный, Тольятти, январь 2014

Категория: Владимир Калюжный. Молодость моя - авиация | Добавил: donguluk (24.01.2014) | Автор: Владимир Калюжный E
Просмотров: 283 | Теги: рязанцев, Северный Кавказ, самара, Гурьев, Калюжный, Карташов, Южнефтегаз, шевченко, Анатолий Утегенов, Л-410 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017 |