Категории раздела

Мои статьи [125]
Все мои статьи, автобиографические заметки, описание всех периодов жизни
История авиации Уральска [27]
В данной категории предполагается размещать все материалы по истории возникновения и развития авиации в Уральске
Статьи друзей [112]
В этой категории планируется размещение статей моих друзей и знакомых
Личная жизнь [18]
Размышления и документы жизни автора. Экономический анализ бюджета семьи и другие личные и интимные подробности жизни.
Страницы Павла Ерошенко. Статьи, стихи, лирика, видео [8]
Материалы нашего земляка, военного лётчика Павла Ерошенко
Вячеслав Фалилеев. Размышления о бытии и сознании. [7]
Статьи нашего однокурсника, кандидата философских наук и автора многочисленных монографий по психологии и философии В.Фалилеева.
Иосиф Пинский. Жизнь в двух измерениях. [3]
Статьи нашего однокурсника И.Пинского о его жизни в СССР и США.
Анатолий Блинцов. Волны памяти [38]
Статьи нашего земляка из Бурлина А.Блинцова
Материалы братьев Калиниченко [25]
Политические обозрения, критика, проза, стихи
Полтавцы [45]
Материалы о моём друге детства Николае Полтавце и его семье
А.С. Пелипец и его потомки [12]
Воспоминания нашего земляка, военного лётчика - Пелипец Александра Семёновича. Статьи друзей и родственников
Новые "Повести Белкина" [31]
Категория статей пилота Уральского аэропорта В.Белкина
Аркадий Пиунов [7]
Материалы старейшего пилота нашего предприятия А.Пиунова
Аркадий Третьяк, о жизни [3]
В этой категории мой однокурсник А. Третьяк публикует свои воспоминания
Владимир Калюжный. Молодость моя - авиация [28]
Михаил Раков [3]
Воспоминания об авиации и, вообще, о жизни
Валерий Стешенко [4]
Полковник от авиации
Герои - авиаторы Казахстана [30]
Биографические очерки о выдающихся авиаторах Казахстана
Любовь Токарчук [7]
Ухабы жизни нашего поколения
Ирина Гибшер-Титова [3]
Материалы старейшего работника нашего авиапредприятия
Надя [8]
Материалы нашей мамки - Нади
Валентин Петренко [6]
Бывших лётчиков не бывает
Николай Чернопятов [3]
Активный "динозавр" авиации

НОВОЕ

ВХОД

Привет: Гость

Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь! РЕГИСТРАЦИЯ очень простая, стандартная и даёт доступ ко всем материалам сайта.

Найти на сайте

Архив записей

Открыть архив

Друзья сайта

Статистика





Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Облако тегов

Назарбаев религия Колесников Валерий Ольга Лисютина украина классы казахский язык латиница Жанаузень марченко пенсия ленин коммунизм масон donguluk уральск Колесников Валерий Николаевич аэропорт 航空 Уральский объединённый авиаотряд Уральский филиал Казаэронавигация Maxim Бурлин Уральский авиаотряд תעופה קזחסטאן Рижский институт ГА Казаэронавигация казахстан Бурлинская средняя школа maxim kz Рижский институт инженеров ГА рига Бурлинская школа авиация תעופ нью-йорк Казаэронав Павел Ярошенко Чаунское авиапредприятие Башмаков Олег Лётное училище РКИИГА Примаков Сергей Тищенко Виталий МЭИ ульяновск Виктор Натокин Пинский Иосиф Олег Башмаков Вячеслав Фалилеев Николай Полтавец Калюжный Геннадий Полтавец колесников политика идеология сша бобруйск Бронкс певек Советский Союз выборы Президент Анатолий Блинцов германия Сергей Примаков КОБ Блинцов Маренков Анатолий Кассель Уральский Аэропорт Рахимов Мамаджон Аэропорт Уральск ташкент узбекистан Бад Вильдунген Л-410 Александр Семёнович Пелипец израиль философия Алексей Сербский актюбинск Калиниченко Марксизм Михаил Калиниченко салоники россия Алма-Ата Ерошенко Павел Валерий Белкин Красный Кут маркс афанасьев Коробков Кашинцев Бог урал белоруссия авиационно-химические работы эволюция человека путин Социализм Фурманово Природа Свобода оренбург Новая земля Николай Путилин ОрПИ ВОв 137 ЛО война шевченко Александр Коновалов штурмовик Пелипец ил-2 Амангалиев Валерий Колесников москва экология североморск Владимир Калюжный АН-2 ваз Уральское авиапредприятие симферополь безопасность полётов 137 лётный отряд Гурьев Рыбалка Индер ранний Леонид Овечкин ПАНХ Новый Узень кустанай Джаныбек совхоз Пугачёвский кульсары Олег Амангалиев Пётр Литвяков АХР Игорь Ставенчук Макарыч Николай Сухомлинов смирнов дефолиация Западно-Казахстанская область Михаил Захаров Джизак Дмитрий Сацкий Молотков АГАПОВ Пиунов Карачаганак Павел Шуков Коробков М.Е. Новенький Иртек Павел Юдковский Аркадий Пиунов Бейнеу доходы Капустин Яр расходы Джангала Анатолий Чуриков Иван Бадингер Новая Казанка песчанка аксай Надежда Тузова кравченко Пётр Кузнецов Валентин Петренко Николай Строганов Канай тольятти Рысачок Гидропресс апа АТБ Амангалиев О.И. пожар двигателя Як-12 Пугачёвский КДП капитан УТР Сергей Бормотин дача тарабрин Гидлевская Сталин литва Райгородок Анатолий Шевченко охота аэрофлот Сайгак гсм Лоенко Ленинград Кёльн Павел Калиниченко Мангышлак самолёт христианство бесбармак санитарное задание Полтавец Николай Овчинников белкин Николай Корсунов африка Беркут Ноутбук Омега брест Брыжин латвия анадырь Аппапельгино камчатка Прейли Унжаков Валерий Унжакова Оксана Чаунский ОАО Якутск чубайс ельцин Гайдар зко архангельск малиновский Нестулеев пятигорск Анатолий Нестулеев маи Виктор Рябченко пожар Алексей Былинин Алтунин митрофанов Александр Тихонов таллин Владимир Скиданов гриценко самара Польша евдокимов Академия Жуковского петренко Наурзалиев родин Н. Полтавец са ядерный полигон Отдел перевозок герой Кузнецов Стешенко В.Н. Бжезинский Олбрайт свердловск павлодар академия им. Жуковского Знамя победы рейхстаг киев варшава Кантария Ковалёв Александр Леонтьевич Орден Славы АиРЭО караганда металлист Перепёлкин семейный бюджет джезказган База ЭРТОС Владимир Капустин берлин Бурдин Лиховидов слон Хрущёв сочи вселенная экибастуз крым байконур парашют владивосток орал Заяц котов Яков Сегал петухово
Суббота, 19.08.2017, 12.19.58
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
Колесников - Donguluk, или жизнь простого человека

Каталог статей


Главная » Статьи » Полтавцы

«Три Гали» (детство, отрочество, юность)

 Я постоянно читаю журнал  «КАРАВАН», в нем артисты так глубоко описывают свои чувства, можно подумать, что они какие то совсем другие люди. Учитывая, что на них работает армия журналистов, которые их жизненные приключения способны описать в художественной форме, то простому обывателю представляется это достаточно интересным. Только вот иногда противно бывает, как они любят, как они переживают, как будто тебя заставляют рыться в чужом белье. И всё это преподносится, как привилегии «белой касты», хотя является обычным пиаром. Любят и страдают все  люди, но  редко кто осмеливается это опубликовать. Не будучи великим человеком, тем не менее, и я решил описать мои встречи с тремя Галями, с которыми я общался в своей жизни. Сразу честно скажу, с Галями мне не везло.

Являясь лидером в нашем маленьком коллективе из двух человек,  Галя была организатором всех игр. У нее как будто мотор был, она не могла сидеть без дела, ей надо было,  что-то предпринимать.  Что интересно, всё это происходило в возрасте пяти лет. На улице было много моих одногодков, с которыми я потом дружил и очень серьезно. С Викторм Рябченко и Николаем Путилиным до сих пор дружу. Хотя и видимся редко, это больше по моей вине. Они готовы и меня видеть и ко мне приехать, а я по семейным обстоятельствам это не могу и сделать и принять их у себя. Щетинкин Володя в 16 лет уехал в Ташкент и там погиб на заводе во время взрыва. О них я потом расскажу, сейчас я хочу осветить нашу детскую дружбу или любовь, точнее охарактеризовать не могу.

Любовь, я понимаю так, вот она только появилась, и у тебя забилось сердце быстрее и засосало под ложечкой. Это в юношеском возрасте, а  во взрослом всё гораздо прогматичнее, сразу же ищешь кусты, где можно уединиться. Ничего тогда у меня такого не было, но я не мог один день прожить, не поиграв с Галей. Как это воспринимала она, не знаю, она об этом мне не говорила, а я не спрашивал. Не волновали нас тогда подобные вопросы. Нам никто не запрещал играть, никто не ограничивал во времени. Я был не очень привередлив в еде, Галя тоже. Если обед заставал нас у нас дома, то она ела со мной, если у них, то я ел у них.

Галя жила у бабушки. Ее родители были военные и мотались по гарнизонам. По своему маленькому возрасту, она не очень скучала о них. Я помню, они раз приехали и через неделю уехали. Неделю я не ходил к ней играть, никто мне это не запрещал, но своим детским умом я понял, что Гале не до меня. Я вижу папу и маму каждый день и не раз, а она год не видела не папу не маму. Они ей привезли большую куклу. Кукла говорила: «Мама»! Это было довольно-таки интересно.

Вообще игрушками меня удивить нельзя было, учитываю бережливость мою и моих братьев и то, что мы приехали  в деревню, когда мне было 3,5 года. До этого папа работал руководителем метеослужбы в городах: Хабаровск, Горький, Сталинград, Пятигорск. С каждого города он уезжал с новым сыном, жаль, что  Толя умер 6-месячным в войну. У него воспалилось ухо, врачи все были на фронтах и не определили сразу, а потом уже и не спасли. Папа с Мамой все искали в «капусте» дочку, так и не нашли. Папа в 1946 год ели   выжил, у него было прободение язвы желудка, врачи сказали, что не выживет. Мама готовилась к похоронам, но папа был очень ответственным и обязательным человеком, как он мог оставить в то послевоенное, голодное время маму с двумя детьми: 7 и 6 лет (Геной и Вовой). И потом сказал, что я зря, что ли мучился, давай еще попробуем, может, будет дочка. Попробовали,  получился я (поскребыш, поскребыш я и есть). У нас все не как у людей и как в сказке. Старший брат Геннадий доктор технических наук, средний - Владимир, кандидат технических наук, а я, младший - простой инженер. Сколько со  мной пережили, и в армии я один служил, переписки не было почти полгода. Отец с мамой волновались, тем более, что стали приходить похоронки на наших ребят служивших в армии. Я же совсем не понятно, где служил, то ли в России, толи за границей в «горячей точке»,  все с армии парни фотографии шлют, а их сын прислал одну и все. Я не мог им сообщить, что фотографироваться категорически запрещено, что наличие фотоаппарата приравнивается к измене Родине и грозит длительным сроком заключения. По этой причине весь мой дембельский альбом, это одно единственное фото, где я моряк. Хотя это и не соответствовало действительности, в армия я был рядовой-строитель. Правда, как на это еще и посмотреть, многие и моряки моря толком не видели. А я знаю, что такое шторм 8  баллов, больше только 9 баллов. Знаю что такое, когда смотришь вокруг, и ничего нет, кроме воды, и день смотришь, два и начинаешь думать, а вообще где-нибудь люди есть или вот всего один корабль остался на всю Землю и все, что есть на этой Земле. Сначала меня укачивало, а потом я очень быстро привык и чувствовал себя достаточно хорошо, хотя очень многие тогда «травили» за борт. Бывалые моряки сразу же приняли меня к себе в компанию: «Мол, наш товарищ!»

Игрушек у меня было очень много и всяких разных.  Ни у кого позже,  до самого взрослого возраста,  я столько игрушек не видел (паровоз, самолет, танк стреляющий, автомобили разных модификаций и т.д.) Отец не разрешал выносить игрушки из дома, а играть можно было. Он был прав, только начнешь кому что-либо давать, значит «с концами». Галя жила у бабушки, дедушки не было, причины я не помню. В то время очень много было одиноких женщин и довольно-таки не старых. Война закончилась совсем недавно. Больше время мы проводили, играя у Гали. Она была равнодушна к мальчишеским игрушкам. Игры организовывала она, являясь большой выдумщицей. Я сильно не возражал, Галя, почему-то всегда хотела быть первой, меня же первенство не интересовала. С бабушкой жил ее сын - дядя Гали. Звали его Саша. Когда он приходил из школы, то зрелище было очень интересное. Галя с криком: «Саша пришел» - бросалась ему на шее, он подбрасывал ее в воздух, она визжала от радости. Это могло продолжать до получаса. Я тогда по-английски, не прощаясь, удалялся.

В таких случаях я шел и думал. А почему у меня этого нет, Вова может и не смог бы меня подбросить, а Гена был уже достаточно большой и сильный,  в свои 13 лет он мог бы и меня так подбросить. Как-то не приняты были у нас такие восторги, папа был молчалив, он постоянно болел, сказывалось ранение и контузия. Однажды он, спрыгнув со стога сена, ослеп и поэтому ездил на курорт в Одессу.  В семье было не принято жаловаться на обстоятельства в жизни. Раз не жаловались, то и не плакали.  Я не плакал вообще, это было непонятно Гале, она была очень крепкой и сильной девочкой, но изредка, если больно, то могла всплакнуть.

Я был полноватый мальчик, любил поесть, потел и простывал. Если я один день не приходил в гости, то Галя прибегала сама и начинала меня гладить и жалеть.  Она обнимала и, причитая, говорила: «Ты не простывай, а то мне скучно без тебя». Смотрела принимаемые мной лекарства, почему-то  давали пить рыбий жир, я его страшно не любил, Она это знала,  наливала себе тоже ложку жира и говорила: «На раз, два кто быстрее  выпьет». Я выпивал вместе с ней мои братья с интересом смотрели не это, она их совсем не стеснялась. Укладывала в кровать,  накрывала  одеялом и, поглаживая, баюкала. Такие  нежности в нашей семье не были приняты, теперь я понимаю, смотреть со стороны на это было очень забавно. Вела она как женщина,  ухаживающая за любимым, видимо переняла это от матери.  Ее отец, приезжая домой из частых и длительных командировок, видимо подобное внимание получал от жены. Они не обращали внимания на присутствие  своей  маленькой дочери, она же, наблюдая это, переняла.  У Гали было непонятно откуда сформировавшееся женское чутье. Она видела, какое у меня настроение и как взрослая женщина, как могла, успокаивала меня. Поскольку в том возрасте мы еще не имели представление о сексе, то славу богу до этого не доходило. А если бы имели, то, наверное, и это бы было у нас с ней. Родителям некогда было, папа и мама работали в школе, а братья шутили, ты, что-то загрустил, не пора ли к Гале сходить. Когда эту шутку услышал отец, то сверкнул глазами, суровый был человек. Что им говорил, я не знаю, но больше они надо мной не подшучивали по поводу моей подруги.

Однажды нас все таки заинтересовало наше половое различие, тем более, что в деревне это было все на виду. Не  у людей, до этого, слава Богу, не доходило, а у животных. Особенно впечатляло сношение бугая с коровой. Бугая приводили и оставляли во дворе, где жила корова. Его хорошо кормили. Если корова не забеременеет и останется  яловой, то резко уменьшает надои молоко. А молоко в деревне, это и масло, и сметана, и творог и обрат для свиней. В то время коров держали все, даже первый секретарь  райкома партии. Бугай, по человеческим понятиям, был альфонс, но я думаю, любая женщина хотела бы иметь такого альфонса. Или собачьи свадьбы.  Корова гуляла один раз в год. Откуда и поговорка: «Что я корова?». Обычно так заявляет женщина, неудовлетворенная мужчиной, или желающая его как-то задеть. Хотя если копать дальше, во всем всегда виноваты двое, он и она.

Уже зная, что интересоваться своими половыми органами, это не этично и  запрещено, однажды мы с Галей уединились для просмотра наших детородных органов. Дело было за их  сараем, чтобы нас никто не увидел и подсмотрел. Я у нее не нашел ничего примечательного. Правда, пока там, собственно, и смотреть было не чего, природа позаботилась, и женщина встает во всей красе только уже оформившаяся, готовая к  воспроизводству себе подобных. В детском возрасте, чтобы не привлекать внимание мужчин, дабы не повредить будущей матери, все достаточно просто и непривлекательно. Ей же очень понравилось, что у меня он может быть то большим, то маленьким. Как ты это делаешь? Я у себя не могу. На этот вопрос я не знал ответа. Галя предложила спросить у папы. Я папу побаивался и сказал, что спрашивать не буду. Тогда она сказала: «Вот приедет мой папа, я у него и у мамы спрошу». Пусть уж простит меня Галя за такое описание подробностей, тем более, что люди мы теперь глубоко пожилые, а я до сих пор храню в памяти нежные, по детски наивные, свои первые и не порочные чувства к ней.  

Спрашивала или нет, наверное,  нет. А то бы рассказала мне. Реакция ее родителей была бы нестандартная. Вероятно, они бы поинтересовалась, а кто тебя надоумил. И где ты видела, кто это мальчика и т.д. и т.п. Таких взаимоотношений как с ней, у меня не было ни с кем и никогда. Правда длилось это не долго, через год она переехала на другую улицу, а потом совсем уехала из Бурлина.  Я уже стал взрослее и уже сторонился девчонок, потому что дразнили «тили-тили тесто, жених и невеста». Совершенно недавно я узнал, что папа у нее был генерал и занимал большой чин в армии. «Влез» в Интернет и нашел единственного генерал-лейтенанта П.Н. Лемешко, который в свое время возглавлял  6 отдел Министерства обороны. Отдел, занимающийся испытанием ядерного оружия. Что же получается, оказывается тот генерал, с которым я проводил испытания на Новой Земле, был отцам Гали. Вот это да! График работы настолько был напряженный, что генерал,  с которым я тогда, по долгу своей службы, беседовал около часа, не спросил, откуда я. Конечно, и я не мог тогда представить, что это может быть отец Гали. То, что отец у нее был военный и что полковник, а это был большой тогда чин с очень большой властью и зарплатой, я знал.  Ее родителей я не видел, когда они приезжали. Я и сам стеснялся идти к ним и папа не разрешал ходить к Гале в гости. «У тебя и папа и мама дома, а она не видела своих родителей целый год. Вот уедут, и снова можешь ходить в гости. Я же не запрещаю ей приходить к нам». Но ей некогда было, если бы была свободна, то прибежала бы. Делал это отец только потому, что они бы и мне подарили подарки, а отец был очень горд и щепетилен. Многие соседи ходили к ним в гости, но родители никогда и ни к кому в гости не ходили.

Родители мои были по тем временам достаточно образованные люди,  мама окончила  Воронежский университет, у папы было не законченное высшее образование. Закончив три  курса Ленинградского горного института, он был вынужден пойти на метеокурсы, по той причине, что умер у него отец. Он был старший в семье,  ему приходилось посылать матери деньги. На метеокурсах была большая стипендия, и еще он работал. Папа был очень ответственный человек.

Приехали мы в Бурлин из-за мамы. Мы жили в Пятигорске на метеостанции, а рядом были серные источники, от них шел сероводород. У мамы начало  болеть сердце. Врачи сказали, что надо сменить климат, уехать оттуда. Мама была родом из Облавки, деревни в 20 км от Бурлина. Она уговорила отца поехать к себе на родину. Даже в Уральске отцу не было работы, там тогда метеостанции ещё не было. В Бурлине директором школы работал С.А. Кузнецов,  мамин сокурсник по Уральскому  педагогическому техникуму. В то время как раз в школе не было учителя физики, а у мамы специальность  была синоптик-физик. Папа стал преподавать в школе рисование и черчение и замещать тех учителей, которые болели. Замещал практически по всем предметам, кроме русского языка. Писал он каллиграфическим почерком, но так как окончил украинскую школу, то много делал ошибок. В остальных предметах он был очень силен.

Надо отметить, что в школе много было специалистов, которые не вели данный предмет, но знали его лучше учителей. Так, например, Григорий Евгеньевич Вернигор, преподававший конструкцию и эксплуатацию тракторов и сельскохозяйственных машин (был у нас тогда такой предмет в старших классах), всегда решал экзаменационные задачи на выпускных экзаменах. Делать это надо было быстро, получали задачи в 7часов утра, а  в 9 часов уже начинались экзамены. И за два часа надо было решить все варианты. Он справлялся быстрее всех. Решали все преподаватели по математике, но Григорий Евгеньевич был в этих вопросах настоящий корифей. Он и объяснял лучше всех, но был большой бабник. И его не допускали к преподаванию дисциплин в старших классах, где были девушки, во избежание,  «как бы чего не вышло».  Могло и ЧП произойти, он был красив, силен, как бы теперь сказали с нордическим характером. Женщины его любили. Наши девушки в деревне взрослели раньше,  чем в городе. Трактора же учили только мальчики, вот он и преподавал нам их. Он нам говорил не только про трактора. Но и  про женщин, особенно, его привлекали их ноги, и ноги длинные. Мы его спрашивали, а какая связь, женских ног с тракторами. А как же, рука гладит, гладит все выше и выше дух захватывает, вроде как на большой скорости едешь,  и все еще не дошел. А у коротышки раз и все.  Так и трактор, если его гладишь, он не подведет. И вообще главное в жизни  не трактор, а женщина. Особенно когда, когда она красивая высокая и любит тебя. Вот вырастите, тогда поймете, что такое женщина в жизни у мужчин.  Это он говорил в то время, когда пуританское воспитание лежало в основе воспитания в школе. Не дай Бог, школьница забеременеет,  Директора снимали с работы, как будто он «держал её за ноги».

Учителя в то время были самыми уважаемыми людьми в деревне, им платили зарплату, в то время, когда колхозники – основное население посёлка, работали за трудодни и практически весь год он были без денег. Работники администрации, которые тоже жили «на зарплате»,  постоянно менялись, кто уходил на повышение, кого выгоняли или даже сажали в тюрьму, а учителя жили до самой смерти в деревни. Редко, кто уезжал в город жить.  Работники  администрации   в основном шли только на повышение, в область,  в Алма-Ату. Да и умели делать сельские учителя абсолютно все. Так полы во вновь построенной двухэтажной школе, стелили мой отец, завуч школы - Солянкин Федор Семенович и Григорий Евгеньевич. Так школа простояла 50 лет, и не одной щели в полах не  появилось, ни разу их не перестилали. Делали как для себя и даже лучше. Они жили в этой деревне и авторитетом своим очень дорожили. Иногда только «по бабам» зарывались, но это и не все тогда осуждали, время было послевоенное. Вдов было много, им тоже хотелось женского счастья. Вот мужики и «осчастливливали»  их. Когда дети вырастали, то сразу же и видно было, кто отец. Как правило,  тогда никаких алиментов не платили.

Встреча с другой Галей случилась в 1962 году. Я только приехал с Ленинграда, ездил туда на экскурсию и жил в  «Украинской» школе, не знаю, почему она так называлась, не думаю, что преподавание там велось на украинском языке, хотя, кто знает.  Это уже была вторая поездка в большой город. Первый раз я ездил с мамой через Москву в Нарышкино. Это село возле города Орел, там жили дядя и тетя мамы - Скирда Сергей Иванович и Мария Аксентьева. Мне очень понравилось и в Москве и в Нарышкино. Тут же я ездил с группой школьников, я там был старший. Мама договорилась, что в Москве меня заберет брат Володя,  и я останусь с ним.  Ленинград прекрасный город, но две недели экскурсий меня утомили. В Ленинграде мы жили в школе, с Казахстана была всего одна группа, остальные группы были с Украины. Украинцы резко отличались от нас и одеждой и поведением. Мы вели себя вроде, как напуганные, они чувствовали себя уверенно и вели расковано.

В группе города Суммы, была девушка Галя, необыкновенной красоты, я такой красивой женщины не видел за всю жизнь не раз. Меня в ней привлекла необыкновенная грусть в глазах, как будто она хотела сказать: «Как вы мне все надоели». Но глаза притягивали даже таким неприступным и холодным взглядом. Мне было 15 лет ей 17. Это очень существенно в этом возрасте. Тем не менее, в последний день я набрался наглости и подошел к ней. Спрашиваю её:

- Вы видели, как разводят мосты? Она,  посмотрев не меня снисходительно:
- Нет! И давай, на «ты».  
- Я хочу посмотреть, а то был в Ленинграде, а самое интересное не видел. Не хочешь составить компанию? - она еще раз окинула меня взглядом, теперь уже несколько заинтересованным:
- Хочу! - Тогда пошли.  В Ленинграде стояли белые ночи, в двенадцать часов было светло. На метро добрались до станции Финского вокзала. Рядом была Нева, на наших глазах развели мосты, мы, собственно, для этого и приехали. Насмотрелись и не очень разговаривали. Я, стесняясь ее красоты и возраста, а ей надоели ухажеры, а тут еще какой-то, сопляк. Она это не говорила, но на редкие вопросы отвечала с явным превосходством. Но ни я, ни она не подумали, как будем возвращаться назад,  метро уже не работало. Я подошел к милиционеру и спросил:  

- Как нам попасть на Московский вокзал?  В 6 часов уходила «Голубая Стрела» в Москву и я и Галя на ней должны были ехать. Сержант, ухмыльнулся, посмотрел на Галю, на меня, остолбенел, он тоже видимо не встречал никогда такой красавицы и говорит мне:

- Пацан, а где ты подцепил такую кралю, и не оставишь ли ты мне ее? На что я ему:  
- А не подавишься ли, сержант?.  Такой ответ его несколько ошарашил, вероятно, в Ленинграде, да и  в милиции  он работал недавно, поэтому сразу и не мог сообразить, что же предпринять  на мое дерзкое высказывание. Я подошел к Гале, властно взял ее под руку и повел, всем своим видом показывая, что даму  я в обиду не дам. Гале это восприняла правильно, она поняла, что в данной ситуации с  представителем власти лучше не входить в  конфликт, а  удалиться, и я принял самое правильное решение. Я вел Галю, а сержант, видимо тоже осознавая свою бестактность, прокричал вслед:

- В 5 часов откроется движение, и раньше 6 часов на Московском вокзале вы никак не будете. Галя спросила:

- Что, влипли?
- «Выходит, влипли».  Я подошёл к такси, выбрал, где таксист постарше, так как я понял, что мужики нас в покое не оставят, такую красивую женщину они тоже видят, как и я, первый раз. Галя стоит рядом, я открыл дверь, пригласил Галю в машину, сел сам. Говорю:  

- На Московский вокзал.  Таксист удивленно посмотрел и отвечает:
- В 5 часов сведут мосты, тогда и поедем. Я ему говорю:

- У нас в 6 часов поезд и в 5 надо уже быть на вокзале.
- «У меня не самолет, а автомобиль и даже не амфибия.  Сам пренебрежительно к провинциалам смотрит в зеркало. Вот думаю, действительно «влипли», тут надо успеть к отъезду и девчонку подбил, а тут мужики губы «раскатывают» на ослепительную красоту. Думаю, а как же ей это постоянное внимание, я всего два часа с ней, и меня это уже раздражает,  а она постоянно под «обстрелом» мужчин вынуждена находиться. Нелегка шапка Мономаха. Таксист говорит:

- Есть один вариант, есть мост, который не всегда разводят. Но это далеко и  дорого. 
- Сколько? - спрашиваю, достаю и даю ему десятку (в то время на эти деньги можно было купить четыре бутылки водки).
- Хватит?
- Хватит!.
- Поехали.  И начались у нас гонки по ночному Ленинграду. Мостов пять проехали разведённых. Галя, моя сникла, у меня тоже настроение не особенно. Сейчас 10 руб., да два билета на поезд это 15 руб., да неприятности от  руководителя. Прижал ее к себе, большего не могу ничего предложить. Она неожиданно сама прильнула, смотрю, немного успокоилась. Не волнуйся, прорвемся, все будет хорошо. Её успокаиваю, а у самого кошки на душе скребут. Таксист поглядывает, ухмыляется. Молчу, от него зависит, успеем ли к поезду. И, наконец, повезло,  очередной мост оказался не разведённым. На душе сразу же полегчало, Галя  тоже обрадовалась,  повеселела. Но, что удивительно, от меня не отпихивается, а еще больше льнет. Меня уже стало это как-то возбуждать. Вот только этого не хватало. Оттолкнуть – не могу и не хочу, самому приятно. Доехали мы до школы, я попросил близко не подъезжать, там уже проснулись. Вышел, говорю:

- Спасибо, Вы нам очень помогли! Водитель говорит:
- Стой! - вынимает пятерку, возвращает мне и говорит:
- Девушка! Вам крупно повезло, я за свою жизнь не встречал мальчишек, чтобы вот так могли достойно себя вести в экстремальной ситуации. А ты молодец, парень! Так держать!

- До свидания, спасибо!  Галя побежала, я стою на месте, прихожу в себя. Вдруг она возвращается и крепко, крепко целует меня. Отходит, смотрит, машет рукой, и побежала. Остолбенел и не могу придти в себя. Пришел   в комнату, учителя будят ребят, никто не заметил моего отсутствия, начинаю собираться. И на вокзал. Сели в поезд, я и говорю руководителю, а можно я к другу схожу, а то ведь не успел попрощаться. Иду и ругаю себя, что же не узнал ее вагон, смотрю во все стороны. Вижу, она сидит. Она меня увидела, вся расцвела. Что-то прошептала соседке, та пересела. Она меня спрашивает:

- Коль, а ты что по вагонам бродишь?
- Тебя ищу.
- Садись! А я ждала тебя. На вот мой адрес, писать будешь?
- Буду!  Сел рядом и не пойму ничего, она снова ко мне прильнула, мне так хорошо стало, на сон потянуло. Конверт положил в карман. Тут Галя защебетала, русская речь вперемешку с украинской. Оказывается она еще и мастер спорта по художественной гимнастике, призер первенства Украины. Я плохо представлял себе, что такое художественная гимнастика. Она мне рассказала. Я ей похвастался, какую штангу я поднимаю, она говорит, врешь. Я встал, взял  и подкинул ее в воздух. Она хохочет, а в ней всего килограмм 50, для меня это не вес, мешок муки, который я запросто кидал на машину.

- Разобьюсь! - восклицает. Сели, она смотрит на меня с восхищением:
- Откуда ты такой свалился на мою голову?. Говорю:
- С  Бурлина!. - Она снова хохочет. На следующий год она заканчивает школу и едет поступать в Киевский университет.
- А, ты, в каком классе учишься?.  Я помялся,   думаю,  может соврать, но не приучен:
- Перешел в восьмой класс.  Галя отдвинулась от меня, смотрит удивленно:
- Не врешь?
- Нет! - отвечаю ей. Она снова смотрит на меня и, прильнув, говорит:
- А таксист был прав, сказав, что это редкость в таком возрасте и такое самообладание,  так  не бывает. Расскажи мне о себе. Я стал рассказывать. Говорю, а сам думаю, что это притворство или на самом деле я ей понравился. Очень хотелось спать, она и говорит, давай  немного вздремнем, положила голову мне на плечо. Я ее приобнял и провалился, только через час проснулся, Галя спит, ведь всю ночь не спали, сижу и не шелохнусь, боюсь ее сон нарушить. Сам рассматриваю, какая она красивая.  Галя проснулась, подъезжаем к Москве, встаю, говорю, что надо идти, У нее слезы на глазах:

- Ты чего, мы еще встретимся, я буду тебе писать.
- Обязательно пиши! -  вышли  с поезда, кутерьма, Брат  Вова нас встретил, повез к месту проживания. Снова, какая-то школа. Нас расселили, я сразу же лег и уснул. Проснулся уже вечером. Достал конверт, а там:  «Любимому Коленьке, ты первый кому я призналась в любви. Я хочу быть твоей. Галя». 

Я сначала рванулся, хотел ехать на вокзал, смотрю на время, поезд ее уже давно ушел.   Такая тоска меня проняла. Думаю, что же я не посмотрел фото раньше, вот бывает же так в жизни, всего в шаге была любовь и улетела. Я чувствовал, что никогда большее не увижу. Тут же иду не телеграф посылаю телеграмму. «Люблю, люблю, люблю!!!»  Вместе со всеми мы сходили в мавзолей Ленина. Пустили нас без очереди, руководитель подошла к милиционеру и сказала, что с Казахстана школьники, ни разу не были в Москве, проездом, завтра уезжаем. Милиционер посмотрел на нас, мы и по одежде отличались от остальных,  стоявших в очереди. Я в мавзолее был второй раз, первый раз в 1959 году с мамой,  Капой и   Володей Скирда. Тогда были и В.Ленин и И.Сталин.  В 1962 году в мавзолее остался один В. Ленин, И. Сталин, после известных событий, был перезахоронен у Кремлёвской стены. В Москве я пробыл две недели, неделю в Москве, неделю в Жуковском, Вова с Капой были в деревне Облавка у бабушки. С Москвы мы ехали с Володей, в поезде встретили Гену, он ехал с Грузии,  и пересел в поезд в Ершове.

По приезду домой сразу побежал на речку купаться. Раннее утро, тихо, абсолютно безлюдно, Бурлин ещё спит. Подхожу к речке, а тут девушка, воспользовавшись отсутствием «соглядателей», выжимает после купания своё бельё, и вижу я её во всей красе, к тому времени я ещё никогда не видел обнажённой полностью женщины. Когда она тоже увидела меня, замерла. «Коля?!». Смотрю: «Ба, Галя!» Она застеснялась и убежала. Она выросла в красивую и полностью оформившуюся девушку. Хотел подойти,  ведь мы были такие друзья, а тут застеснялся, мысли были заняты другой Галей. Не получилась достойной встречи через десять  лет.

С «украинской» (или «Ленинградской») Галей у нас завязалась переписка. Галя очень много и интересно писала. Письма приходили толстые, это заметил отец. Позвал меня и спросил, с кем я переписываюсь. От родителей никогда и никаких секретов у меня не было, рассказал, что познакомился в Ленинграде с девушкой. Отцу не понравилось, что она старше меня и уже на следующий год заканчивает школу. Задет мне вопрос:

- Ты, что думаешь, она будет тебя ждать, пока ты еще 4 года будешь учиться в школе»?
- Не знаю, пока переписываемся.
- Но ты очень серьезно к этому относишься. Пишешь тоже много. Чем она привлекла тебя?
- Она очень  красивая и ко всему и умная девочка.
- Сколько ей лет? - 17
- У тебя есть ее фото?
- Да!
- Можно посмотреть.  Приношу отцу, он смотрит на нее, смотрит на надпись.

- Это шутка? 
- Я думаю, что нет.
- Ты с ней спал?
- Нет! 
- Почему? Здесь написано, что она хочет быть твоей.
- Я это прочитал, когда мы уже расстались. 
- Что я тебе скажу сын. Таких женщин, она здесь уже взросло выглядит, так что позволь ее называть женщиной, очень мало. Красивые женщины никогда не приносили  счастья мужчинам. Раз у Вас тут все по взрослому, то позволь мне чуть вперед заглянуть. Я бы тебе посоветовал прекратить переписку.
- Почему? Папа она пишет такие мне письма, не каждый писатель может такое написать. Что плохого может случиться? Она где и я где.
- Плохое уже произошло.  Галю видел, не эту другую.
- Да! И что?
-Так. Вот видишь,  тебя живая твоя подруга не заинтересовала. Она, конечно, не такая красивая, но, тем не менее, тоже хороша, а ты ее игнорировал. Что будет дальше. Давай прекращай с ней переписку. Сколько с ней ты общался? Я стал считать 7+5 в поезде, всего12 часов. 

Отца я послушал, переписку прекратил, Галя писала, я не отвечал. Жёсткая воля отца сумела подавить во мне моё созревшее мужское начало. Как только исполнилось мне 18 лет, я написал письмо ей. Пришел ответ, не ее почерком написанный, ответила мать: «Галя погибла в автомобильной катастрофе вместе с дочерью и мужем». Я понял, что отец был прав, нет, она со мной не играла, просто те соблазны, которые ей преподносили мужчины, затмили её чувства ко мне. Слишком коротка была наша первая и последняя встреча, но отпечаток в виде неизгладимой душевной раны оставила на всю жизнь.

На Галь мне не везет. Почему я не знаю? Еще одна Галя мне  встретилась на моем жизненном пути. С армии я возвращался неизвестно куда, в сопровождении двух конвоиров. Когда-нибудь я напишу о причинах подробнее. Ехали с города Архангельска до Москвы, в купе. И с Москвы в Уральск, тоже в купе. Про браслеты я сразу же сказал, если оденете, то один обязательно будет со мной. Я не собираюсь убегать, тем более еду домой. Куда мне скрываться, еще я не чувствую за собой никаких грехов. Короче, они со мной согласились, а я свободно выходил в коридор, смотрел уже на знакомые рязанские виды из окна. Вдруг в коридоре появляются девушка, довольно-таки симпатичная. Стоит и смотрит в окно. Я еще после армии не разговаривал  с девушками. На «Новой Земле» на точке не было женщин, В «Белушке» они были, но мне тогда было не до них. Тут стоит живая девушка, я начал с не разговор, ей видно тоже надоело молчать, слово за слово начали беседовать. Говорить я умел, у нее тоже была хорошо поставленная литературная  речь. Спрашиваю ее: 

- Почему ты говоришь таким книжным языком? Она отвечает, что живет в Узбекистане, училась в узбекской школе в начальных классах, поэтому и привился литературный язык. Сейчас живёт в Ташкенте, там такой язык всех устраивает. Я понимаю, что он немного не такой, как говорят здесь в России, но пока не переучиваюсь, хотя, видимо, придется. Поступила учиться в МГУ.

- Занятия начались, а ты уезжаешь из Москвы.
- Это не надолго,  на неделю, просто всех «погнали» на картошку, папа "отпросил" меня домой. Выходит ее папа, окатил меня холодным и оценивающим взглядом, зашел в купе. Я спросил, почему  он  так строг.

- Да большой начальник привык командовать, вот и в отношениях с дочерью у него это проявляется. Да ничего, он меня любит.  Мы очень долго болтали обо всем, столько интересного,  узнал я от нее о жизни детей больших начальников. Папа был первым заместителем министра строительства Узбекистана. Несколько раз мимо проходили мои конвоиры.  Один из них – Саша, никак не отреагировал, а вот желание второго - Володи вмешаться  в нашу беседу, мне не понравилось. Я их  оставил вдвоем. Потом я заметил, что Володя  роется в документах, достал мою сопроводительную, куда-то вышел и через 10 минут довольный пришел. Выхожу я в коридор, жду Галю, не выходит, жду час. Понятно, эта «паскуда» показал мою сопроводиловку её отцу. Возвращаюсь в купе и говорю:

- А Иуда получил свои двадцать серебряников, а потом повесился. Что доложил, кто я? Думаешь, она теперь с тобой будет общаться, ошибаешься, «вертухаи» никогда не пользовались уважением у населения.
- Сейчас одену наручники, будешь знать.
- Одень, одень, тогда Вам спать придется по очереди. А в Уральске я от Вас сбегу и поймать меня будет невозможно. В отличие от тебя, урод, у меня там столько друзей и слава Иуды их не прельщает.  Саша вмешался и говорит Володе:

- Ты зачем сообщил посторонним людям, кого мы везем, хочешь иметь неприятности по службе? Да, хоть понимаешь, кто ее отец? Он завтра же позвонит генералу и возмутится: "Что это такое, нельзя с дочерью спокойно проехать с Москвы в Ташкент. Особых государственных преступников возят в поездах, а не спецвагонах". Он, наверное, «обосрался» за свою дочь, смотри какая она красавица. Я же тебе говорил, не предпринимай нечего не посоветовавшись, ну какой ты тупой.  Вижу, назревает конфликт, крайний буду я.

- Ладно, давайте замнем это. Мужики я и без ваших советов понимаю, что эта девица не пара мне. Что я смогу с ней сделать, ну «трахнуть» ночью в туалете, ради сиюминутной радости, мне потом грозит минимум пять лет. Ей еще нет 18. Папа добьется своего. Все равно он об этом узнает. А учитывая его положение, ему не предоставит не какого труда найти меня, и наказать. Это произойдет даже , если я буду сидеть уже, в чем, в отличии от Вас, я сомневаюсь. Просто вы по молодости  лет и по глупости не все знаете.

- Нашелся тоже старик, умудренный опытом, парирует Саша.
- Согласен не старик, а вот насчет опыта засунули бы язык свой  в жопу и молчали бы, глотая слюни.
- Ты сильно-то не хами.
- Да что Вы можете мне сделать, насрать (выражений, общаясь с ними, я не выбирал), так и так навалили больше некуда, а на большее у Вас «кишка тонка». Кстати полковник мне дал вот этот телефон и попросил оценить Ваши действия и можно ли в будущем Вам предоставлять возможность сопровождать более «важных птиц».  У моего собеседника аж морду перекосило.

- Вы что не поняли, почему едите вдвоем, а раньше ездили по одному. Это я, как сообщил полковнику, какой я солдат и что умею делать.  Так он и говорит:

- В нарушение всех инструкций, в знак уважения к тебе, сопровождать буду два человека. Мне еще такие солдаты не попадались.   Вот так, салаги. Теперь диктовать правила игры буду я. Ты идешь к отцу и говоришь ему, что это не совсем так, а это выдано для того, чтобы проводницы никого не пускали к нам в купе. Мы все сотрудники специального подразделения. Едим в командировку в город Уральск, для выполнения особого задания, какого знать Вам не обязательно. Николай нарушил  правило, в поездах с женщинами не знакомиться. Вот Володя таким образом и приостановил это. Так что извините моих сотрудников. Но это сделаете перед выходом в Уральске. А до этого будете молча наблюдать,  как будут разворачиваться события. 

Папа,  являясь большим начальником, думал, что дочь беспрекословно будет выполнять его указания. Но запретный плод, он всегда сладок. Ночью вышел я и смотрю на пролетающие за окном наши просторы. Выходит Галя, молча, берет за руку и ведет меня в  тамбур. Спрашивает: 

- Кто ты есть?
- Ты же видела бумагу, ты ей веришь? Молчит. 
- О чем тогда нам разговаривать. Слушай  анекдот. Рассказываю ей анекдот про то, как поспорили генерал с поручиком. Суть не в анекдоте, а в том, что на высказывания генерала, я справку могу от врача предоставить.  Врач может Вам представить справку, что Вы  дойная корова.
- Не верю я справкам.
- Я не собираюсь,  каким-то образом оправдываться.  Ваше право,  верить или не верить. 
- А серьезно можно?
- Нет!  Если серьезно, то нам ехать еще 12 часов и общение нам с тобой запрещено. По какой причине, это  меня совершенно  не интересует. Все можно «разрулить», но нет на это  времени. С каждой минутой приближается наше расставание, раз уж получилось так, то лучше и не выяснять отношения, не успеем это сделать. Это с одной стороны, а с другой, кто я, кто ты? Даже если все это отмести, мы в разных категориях, папа на меня «смотрит волком». Он тебя отругает, я этого не хочу, чтобы из-за меня у тебя были неприятности. Самое лучшее сейчас, разойтись по купе и забыть и вычеркнуть нашу встречу из памяти. Поболтали и все, мало ли с кем приходится говорить. 

- Нет! Я так не хочу! Этими словами ты мне делаешь больно.  Тут уже я удивился. Что делать? Уйти, мне также, этого не хочется, как и ей. Но она не хочет из-за того, что ей это запретили, а я из-за того, что после армии я разговариваю первый раз с девушкой, с красивой и умной девушкой. Она заинтересовалась мной и не на шутку. Это мне и радостно и приятно. Но с другой стороны отец против нашего общения. Очень жёсткий отец и обладающий огромной властью. Кто я против него, ему сразу же не понравилось общение дочери с солдатом, а тут еще и его охарактеризовали его  не с лучшей  стороны. Я бы на его месте тоже запретил общение с подозрительной личностью, коей мне его представили. Галя, недолго думая, обнимает меня и говорит:

- А раз времени нет, то и надо спешить.  Обожди,  мы еще только познакомились, вот именно только познакомились и уже расстаемся. Сам же говоришь: «Сейчас расстанемся, осталось уже 10 часов. А вдруг отец проснется и загонит меня в купе». Я ее потом спрашиваю: 

- Ты отчего такая смелая.
- Да не смелая я, а отчаянная.  Ты здоров, конвоиры к тебе не кого не подпускают, я себе потом не прощу. У меня такого не было, чтобы неожиданно влекло к человеку, с которым знакома всего-то ничего. Зато теперь и тебе и мне будет, что вспомнить. Я молчу. Она замечает с обидой: 

- Ты думаешь, я  со всеми так. Нет! Поверь мне. Нет! Давай адресами обменяемся, Ты же приедешь в Москву, да на следующий год. Обменялись адресами.  Расстались, так мне не хотелось с ней расставаться, у меня уже тогда был дар предвидения, я чувствовал - это наша первая и последняя встреча.

Николай Полтавец, февраль 2012, Оренбург

Категория: Полтавцы | Добавил: donguluk (28.02.2012) | Автор: Николай Полтавец E
Просмотров: 1867 | Комментарии: 1 | Теги: Николай Путилин, Бурлин, Новая земля, Николай Полтавец, генерал-лейтенант Лемешко П.Н., уральск, Вернигор Г.Е., Солянкин Ф.С., Галя Лемешко | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Очень интересный рассказ.Буд-то сам все это пережил.Но главное, то, что нахлынули собственные воспоминания.Я уже попробовал опубликовать некоторые свои рассказы, но теперь, прочитав этот рассказ, решил приступиль к более расширенному описанию своей жизни.Николай, я вам очень советую, даже прошу - обязательно продолжить такую литературную деятельность.Пусть будет больше таких рассказов, в которых описывается НАША жизнь. Ведь про нас ни кто и никогда не напишет, кроме нас самих.А ведь у нас в жизни произошло столько всего интересного.Возможно и дети, да и внуки с удовольствием это прочтут, и у них сложится более полное впечатление о нашем поколении.

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017 |